Перейти к контенту
КАЗАХСТАНСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ФОРУМ

"О нас,математиках, говорят как о сухарях!"


Гость ВиК

Рекомендуемые сообщения

Олжас Сулейменов

На ливень - с самолета.

Может быть, над океаном дождь,

Но внизу проклятье желтых глин,

Каспия неполный горький ковш

У горячих губ моей земли.

Ржавые сухие облака,

Словно взрывы жажды неземной,

Волнами зарезанный закат,

Весело дымя, летит за мной.

Ползет подслеповатый

На коленях перед морем глин -

Виноватый, старый, нежный муж

Молодой неласканной земли...

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

  • Ответы 842
  • Created
  • Последний ответ

Top Posters In This Topic

 Я ПИШУ ИСТОРИЧЕСКИЙ РОМАН ©Булат Шалвович Окуджава

В склянке темного стекла

из-под импортного пива

роза красная цвела

гордо и неторопливо.

Исторический роман

сочинял я понемногу,

пробиваясь как в туман

от пролога к эпилогу.

Были дали голубым,

было вымысла в избытке,

и из собственной судьбы

я выдергивал по нитке.

В путь героев снаряжал,

наводил о прошлом справки

и поручиком в отставке

сам себя воображал.

Вымысел - не есть обман.

Замысел - еще не точка.

Дайте дописать роман

до последнего листочка.

И пока еще жива

роза красная в бутылке,

дайте выкрикнуть слова,

что давно лежат в копилке:

каждый пишет, как он слышит.

Каждый слышит, как он дышит.

Как он дышит,так и пишет,

не стараясь угодить...

Так природа захотела.

Почему?

Не наше дело.

Для чего?

Не нам судить...

                    1975

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

И, очарованная в дым,

Свой чёрный - с Вашим голубым,

Без всякой посторонней цели,

Скрещу как шпаги на дуэли…

И ток по этому лучу

Течёт такой, что я лечу.

 

2000

Елена Баринова

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

В.Высоцкий

Грусть Моя, Тоска Моя...

Шел я, брел я, наступал то с пятки, то с носка,-

Чувствую - дышу и хорошею...

Вдруг тоска змеиная, зеленая тоска,

Изловчась, мне прыгнула на шею.

Я ее и знать не знал, меняя города,-

А она мне шепчет: "Как ждала я!.."

Как теперь? Куда теперь? Зачем да и когда?

Сам связался с нею, не желая.

Одному идти - куда ни шло, еще могу,-

Сам себе судья, хозяин-барин.

Впрягся сам я вместо коренного под дугу,-

С виду прост, а изнутри - коварен.

Я не клевещу, подобно вредному клещу,

Впился сам в себя, трясу за плечи,

Сам себя бичую я и сам себя хлещу,-

Так что - никаких противоречий.

Одари судьба, или за деньги отоварь!-

Буду дань платить тебе до гроба.

Грусть моя, тоска моя - чахоточная тварь,-

До чего ж живучая хвороба!

Поутру не пикнет - как бичами не бичуй,

Ночью - бац! - со мной на боковую:

С кем-нибудь другим хоть ночь переночуй,-

Гадом буду, я не приревную!

1980

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Булат Окуджава

ПИСЬМО АНТОКОЛЬСКОМУ

Здравствуйте, Павел Григорьевич!

                  Всем штормам вопреки,

пока конфликты улаживаются и рушатся

                              материки,

крепкое наше суденышко летит по волнам

                               стрелой,

и его добротное тело пахнет свежей смолой.

Работа наша матросская

             призывает бодрствовать нас,

хоть вы меня и постарше, а я помоложе вас

(а может быть, вы моложе, а я

                      немного старей)...

Ну что нам все эти глупости?

               Главное - плыть поскорей.

Киплинг, как леший, в морскую дудку

                насвистывает без конца,

Блок над картой морей просиживает,

                      не поднимая лица,

Пушкин долги подсчитывает,

               и, от вечной петли спасен,

в море вглядывается с мачты

                      вор Франсуа Вийон!

Быть может, завтра меня матросы

                   под бульканье якорей

высадят на одинокий остров

                 с мешком гнилых сухарей,

и рулевой равнодушно встанет

                 за штурвальное колесо

и кто-то выругается сквозь зубы

               на прощанье мне в лицо.

Быть может, все это так и будет.

                  Я точно знать не могу.

Но лучше пусть это будет в море,

                       чем на берегу.

И лучше пусть меня судят матросы

                     от берегов вдали,

чем презирающие море

            обитатели твердой земли...

До свидания, Павел Григорьевич!

               Нам сдаваться нельзя.

Все враги после нашей смерти

            запишутся к нам в друзья.

Но перед бурей всегда надежней

              в будущее глядеть...

Самые чистые рубахи велит капитан надеть!

                                1963

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Булат Шалвович Окуджава

                                       Г.В.

Тьмою здесь все занавешено

и тишина, как на дне...

Ваше величество женщина,

да неужели - ко мне?

Тусклое здесь электричество,

с крыши сочится вода.

Женщина, ваше величество,

как вы решились сюда?

О, ваш приход - как пожарище.

Дымно, и трудно дышать...

Ну, заходите, пожалуйста.

Что ж на пороге стоять?

Кто вы такая? Откуда вы?!

Ах, я смешной человек...

Просто вы дверь перепутали,

улицу, город и век...

                     1960

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Гость Гермиона

Вот опять окно, где опять не спят

Может, пьют вино, может, так сидят.

Нет, и нет уму моему покоя

И в моем дому завелось такое.

Друг разлук и встреч, ты, окно в ночи

Может сотни свеч, может три свечи.

Может просто рук не розымут двое

И в моем дому завелось такое.

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Александр Блок  

Когда ты загнан и забит

Людьми, заботой иль тоскою;

Когда под гробовой доскою

Все, что тебя пленяло, спит;

Когда по городской пустыне,

Отчаявшийся и больной,

Ты возвращаешься домой,

И тяжелит ресницы иней,-

Тогда - остановись на миг

Послушать тишину ночную:

Постигнешь слухом жизнь иную,

Которой днем ты не постиг;

По-новому окинешь взглядом

Даль снежных улиц, дым костра,

Ночь, тихо ждущую утра

Над белым запушенным садом,

И небо - книгу между книг;

Найдешь в душе опустошенной

Вновь образ матери склоненный,

И в этот несравненный миг -

Узоры на стекле фонарном,

Мороз, оледенивший кровь,

Твоя холодная любовь -

Все вспыхнет в сердце благодарном,

Ты все благословишь тогда,

Поняв, что жизнь - безмерно боле,

Чем quantum satis* Бранда воли,

А мир - прекрасен, как всегда.

*В полную меру (лат.) - лозунг Бранда,

героя одноименной драмы Генрика Ибсена.

Январь 1911

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Я бы на коленках

К Вам приполз,

Только бы остались

Мы одни,

Ваше тело

Просится на холст,

А не на банальность

Простыни.

Краски бы развел,

Не торопясь,

Лишь затем,

Чтоб Вас увековечить,

Локонов волос

Густую вязь,

Магию округлостей

И плечи.

Краски Вас

Да одухотворят,

И глаза,

И волшебство фигуры.

Пусть потом

Потомки говорят:

Создал Ангела

Из этакой вот Дуры...

(с) Борис Барский

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Мы повздорили немножко,

Я сказал, что ты мартышка,

Что вредней облезлой кошки

С недобритою подмышкой.

Что за странное созданье:

Ни лица, и ни фигуры,

С мига миросозиданья

Свет не видел такой дуры.

Был я просто изничтожен,

Я-глиста, слизняк, и плесень,

Я узнал, что я ничтожен

И в постели бесполезен.

Ты сказала откровенно:

На кого батон ты крошишь?

Как мужик обыкновенный

Ты же ничего не можешь.

Как собаки мы сцепились,

Но нежнее и нежнее,

Мы кусались, мы возились,

Охая, вздыхая, блея.

Ты простить себя молила,

Наслаждаясь мною в профиль.

Чтобы ты не говорила,

Я в постели - Мефистофель.

С (он же)

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Редьярд Киплинг(с)

Гиены

Перевод К. Симонова

Когда похоронный патруль уйдет

И коршуны улетят,

Приходит о мертвом взять отчет

Мудрых гиен отряд.

За что он умер и как он жил -

Это им все равно.

Добраться до мяса, костей и жил

Им надо, пока темно.

Война приготовила пир для них,

Где можно жрать без помех.

Из всех беззащитных тварей земных

Мертвец беззащитней всех.

Козел бодает, воняет тля,

Ребенок дает пинки.

Но бедный мертвый солдат короля

Не может поднять руки.

Гиены вонзают в песок клыки,

И чавкают, и рычат.

И вот уж солдатские башмаки

Навстречу луне торчат.

Вот он и вышел на свет, солдат,-

Ни друзей, никого.

Одни гиеньи глаза глядят

В пустые зрачки его.

Гиены и трусов, и храбрецов

Жуют без лишних затей,

Но они не пятнают имен мертвецов:

Это - дело людей.

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

ВОЛОДЯ ВЫСОЦКИЙ

Суд идет

Суд идет, и вот процесс кончается,

И судья выносит приговор,

И чемуто хитро улыбается,

Незнакомый толстый прокурор.

Прокурор потребовал расстрела,

Тихий шум по залу там прошол,

Я тебя искал в том зале белом,

Но тебя в том зале не нашол.

Я сижу в ростовской, ненаглядная,

Скоро нас погонят в логеря,

Но скажу тебе я ненаглядная,

Что сижу я, видимо, зазря.

Примарили, вохры, примарили,

Загубили волюшку мою,

Вороные кудри посидели,

Я у края пропасти стою.

На Большом Каретном

Где твои 17 лет?-

На Большом Каретном.

А где твои 17 бед?-

На Большом Каретном.

А где твой черный пистолет?-

На Большом Каретном.

А где тебя сегодня нет?-

На Большом Каретном.

Помнишь ли, товарищ, этот дом?

Нет, не забываешь ты о нем.

Я скажу, что тот полжизни потерял,

Кто в Большом Каретном не бывал, еще бы!

Где твои 17 лет?-

На Большом Каретном.

А где твои 17 бед?-

На Большом Каретном.

А где твой черный пистолет?-

На Большом Каретном.

А где тебя сегодня нет?-

На Большом Каретном.

Переименован он теперь.

Стало все по-новой там, верь не верь.

И все же, где б ты ни был,

И где ты не бредешь,

Нет-нет, да по Каретному пройдешь, еще бы.

Где твои 17 лет?-

На Большом Каретном.

А где твои 17 бед?-

На Большом Каретном.

А где твой черный пистолет?-

На Большом Каретном.

А где тебя сегодня нет?-

На Большом Каретном.

Где твои 17 лет?-

На Большом Каретном.

А где твои 17 бед?-

На Большом Каретном.

А где твой черный пистолет?-

На Большом Каретном.

А где тебя сегодня нет?-

На Большом Каретном.

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Илья Эренбург

СЕРДЦЕ ТИХО ПЛАЧЕТ...

  Из Верлена

   Il pleut doucement sur la ville.

              A.Rimbaud

Сердце тихо плачет,

Словно дождик мелкий,

Что же это значит,

Если сердце плачет?

Падая на крыши,

Плачет мелкий дождик,

Плачет тише, тише,

Падая на крыши.

И, дождю внимая,

Сердце тихо плачет,

Отчего — не зная,

Лишь дождю внимая.

И ни зла, ни боли!

Все же плачет сердце,

Плачет оттого ли,

Что ни зла, ни боли?

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

ДВА ЖЕЛАНИЯ

Жить на вершине голой,

Писать простые сонеты...

И брать от людей из дола

Хлеб вино и котлеты.

Сжечь корабли и спереди, и сзади,

Лечь на кровать, не глядя ни на что,

Уснуть без снов и, любопытства ради,

Проснуться лет чрез сто.

Саша Черный

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Юрий Шевчук(С)

Я получил эту роль

Нас сомненья грызут.

Я сомнения этим не рад..

Эта мерзкая тяжесть в груди

Разбивает любовь...

А пока мы сидим и страдаем,

Скулим у захлопнутых врат,

Нас колотит судьба чем попало,

Да в глаз или в бровь!

Вот хитрейшие просто, -

Давно положили на все!!!

Налепив быстро мягкий мирок

На привычных их телу костях,

Лишь смеются над нами,

Погрязшими в глупых страстях.

Им давно наплевать на любое,

-Твое и Мое!!!

Я получил эту роль.

Мне выпал счастливый билет...

Вопрошаем отцов, -

Но не легче от стройных речей!

Не собрать и частичный ответ

Из подержанных фраз...

Их тяжелая юность

Прошла вдалеке от вещей,

Тех, которые так переполнили

Доверху нас!

И когда нам так хочется

Громко и долго кричать, -

Вся огромная наша родня

Умоляет, - молчать!

И частенько, не веря

Уже в одряхлевших богов,

Сыновья пропивают награды

Примерных отцов...

В суете наступает

Совсем одинокая ночь.

Лезут мысли о третьем конце,

И уже не до сна...

Но на следующий вечер

Приводим мы ту, что не прочь.

И тихонько сползая с постели,

Отступает война...

Я получил эту роль.

Мне выпал счастливый билет...

Эфемерное счастье

Наполнило медом эфир.

Славим радость большого труда,

Непонятного смыслом своим...

Славим радость побед,

По малейшему поводу - пир!

И уж лучше не думать, -

Что завтра настанет за ним...

Безразличные грезы,

Прощаясь одна за другой,

Улетают, навечно покинув

Еще одного.

Он лежит и гниет,

Что-то желтое льет изо рта.

Это просто неизрасходованная слюна...

Сладость тело питала,

Но скоро закончился срок.

Он подъехал незримо к черте,

Где все рвется за миг...

И в застывших глазах,

Обращенных к началам дорог,

Затвердел и остался навек

Не родившийся крик!!!

Я получил эту роль.

Мне выпал счастливый билет...

Я получил эту роль.

Мне выпал счастливый билет...

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Калинов Мост

Набекрень Голова

Набекрень голова ее не поправишь

Мимо детских снов пьяного понесло

Повенчай меня травами пенной лавой

Да сохрани мой вдох да выдай

Горький ох чертям назло

Напои облака целебным настоем

Пусть умоет нас по весне долгий дождь

Испугай мои выкрики медным строем

Да прикажи уйти где громко рвется

Нить в долги и боль

Не зная боли

В жестоком споре

Тугой молитвой

Умылось поле

Мокнуть с рассветом

Кутаться в ветошь

Шапкой лесть на рожон

Пенится кровью

Выстрадан ровней

Зеркалом отражен

Знать бы когда повезло

Так не строгал бы весло

Там где гулял дурак

Лежит кривой овраг

Все заросло

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Размещаю без авторства, - просто не знаю...

  Маска: Меняя очертания.

Два любимых зеленых глаза превратились в чекрамскую «зеленку», расстреливающую в упор.

— Что ты о себе возомнил! Думаешь лучше тебя нету?

— Есть.

Все лучше меня.

Кто-то тупым, зазубренным ножом режет мою душу.

А я улыбаюсь. Маска, прикипевшая к лицу.

Ствол смотрит мне в глаза. Каждую щербинку на нем знаю наизусть. Спасибо, Димка, старый верный друг, лучшего подарка сделать просто невозможно. Рву скобу «ТТ» как в последний раз. …Родился я в глухой деревушке Витебской губернии в 1966 году. Был я внебрачным сыном — а вы знаете, что такое быть внебрачным сыном в середине шестидесятых? Дед мой, запивший от невыносимого позора, договорился со своим фронтовым другом, что тот заберет меня, как только я родюсь, и утопит. Судьба, предопределенная заранее. Мать, вцепившись в жалкий комочек, который станет Мною, не отдала.

В 24 дня от роду я заболел воспалением легких.

— Не жилец.

— сказал врач

Дед, прижимая меня к своей груди, баюкал и умолял:

— Не умирай, Игорюшка, прошу тебя: не умирай!

А я, метаясь в горячечном бреду, смотрел на него бессмысленными мутными глазами и … улыбался.

Сухой щелчок. Привычным движением выщелкиваю обойму и смотрю на латунную ухмылку патронов. Передергиваю ствол — патронник выбрасывает несработавшую смерть. Неверяще смотрю на щербатую насечку. Осечка, которая бывает раз в десять лет. Защелкиваю обойму и досылаю патрон в ствол.

Долги розданы, жизнь закончена.

— Ты знаешь, в чем твоя проблема?

— кричала Ты мне в лицо.

— Знаю.

В списке людей, которых я люблю, нет одного человека.

Меня самого. А если человек не любит себя нисколько — стоит ли ему жить? …Мне восемь лет. Мать, в очередной раз избитая человеком, который стал мне отцом, лежит и бьется в истерике.

— Если бы тебя не было, все могло бы быть по-другому.

Я, жалкий, только что закрывавший ее своей грудью назло собственному страху перед большим и сильным, внезапно понимаю, о чем она.

Закрывшись в кладовке, снимаю с санок, на которых катался тысячи раз, веревку и вешаюсь.

Отец, почувствавший неладное, вышиб дверь и вытащил моё бьющееся тело из петли. Задушенный, я … улыбался.

Больше никогда он не поднимал руку на мать.

Щелчок. Нет, ребята, две осечки подряд — это нечестно! Направляю ствол в стену, жму спуск. Вы слышали грохот выстрела в замкнутом помещении?

На третий раз уже не хватает сил.

Я улыбаюсь. …

— Режь

— истошный Серегин крик до сих пор стоит в ушах. Нечаянным ударом ледоруба Вавилов пересек страховку и, скатываясь с нами вниз, перерезал веревку, связывающую его и нас. Серега тянул меня вниз.

— Режь!

— почти мольба, почти плач. Он знает, что погибнет, но не хочет тянуть меня за собой.

Я чувствую, как выдираются ногти, но замерзшие руки не допускают до меня боль. Вытаскиваю нож и со всей силы … бью в лед — закрепиться, удержаться. Зачем?

Вовка Максимов, вбив костыль «наживую», свалился сверху, удержал, вытащил.

— Почему ты не перерезал канат?

— с почти детской обидой спросил меня Серега.

Я молча смотрел на него и улыбался.

А ты можешь мне сказать, как бы я смотрел в глаза твоей матери, обьясняя ей, что я убил тебя для того, чтобы выжить самому?

Легче умереть.

Улыбаюсь. Маска, с которой я уже сроднился.

За что вы топчете меня ногами? Может, вы не видите — я же тоже человек!

Какой ни есть, но все же …

Я не умею плакать. Я просто …

Улыбаюсь.

— Ты на собственных похоронах будешь хохмить и смеятся!

— брызгая слюной мне в лицо, кричала Ты.

Буду. Никто не должен видеть, как мне больно.

Почему я не могу умереть? Не совершил самое главное Дело, для которого рожден? Не искупил все Грехи?

Улыбаюсь.

Маска, насмерть прикипевшая к лицу.

2003.

С какой скоростью летит пуля?

Ивановский Сергей(С)

Меня позвали в гнойную перевязочную. Как зашел, сразу почувствовал гнилостный запах. На одном из двух столов лежал старый дед, лет так восьмидесяти. Заросший седой щетиной, он смотрел на меня серыми выцветшими глазами и улыбался. Бледное лицо с заостренными чертами, нездоровый блеск глаз, сухие, потрескавшиеся губы, и дурацкая, как приклеенная, улыбка — все это говорило мне о выраженной интоксикации.

— Сынок, ты, что ль лечить меня будешь?

— Я, дед.

Давай рассказывай.

Старик приехал с дальнего хутора, где живет вдвоем со старой бабкой. Дети вроде есть, но где они обитают и что делают, дед не помнил. Весело так со мной общался, да шутки шутил,

— все про жизнь рассказывал

Интоксикация, бл …!

Ранило в сорок пятом. Первая пуля правое бедро на вылет прошла, а вторая в голень, кости раздробила. Хотели, было, ногу ампутировать, но дед не давался. Собирали по осколочку,

— тщательно собирали в госпитале

Полгода дед в гипсе полежал, затем '«гыпсы»' сняли — чуток санатория в Пятигорске и до дому в трактористы. Хромал он, конечно, и еще лет десять костные осколочки выходили. Но потом старая рана затянулась, и жизнь хорошая пошла, веселая!

— Три года назад диабет врачиха признала, чтоб ему пусто было.

— Что принимаю?

Таблетки глотаю.

— Какие?

Да шут их знает,

— что бабка даст, то и пью, будь они неладные

— Инсулин?

А что это такое?

— С чего все началось?

Не знаю. Старая рана гнить стала. Где пуля вошла, там рана и открылась. Бабка мед с капустным листом прикладывала, ни хрена не помогает. Я ж казак, терпел-терпел, а уже мочи нет. К тебе, сынок, приехал. Помоги.

Я посмотрел рану: гнойно-некротическая рана голени с влажной гангреной, отек уже выше колена. На сделанном в приемном доплере, кровотока в сосудах правой нижней конечности нет: полная окклюзия ПБС.

Я стоял возле деда и молчал.

— Ну что, сынок, догнала меня немецкая пуля?

Веселый дед. Смотрит на меня, глаз не сводит, и улыбается.

А потом как-то, в один момент, он все понял. Улыбка сползла, превращаясь в оскал боли, и дед отвернулся,

— стал в окно смотреть

— Догнала, дед, догнала.

И я пошел разворачивать экстренную операционную на ампутацию правой нижней конечности.

С какой скоростью летит пуля? Думаю, что очень быстро.

Но иногда полет пули длится шестьдесят лет.

Теперь я об этом точно знаю …

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

  • 2 weeks later...

Олжас Сулейменов(С)

В винограднике.

По виноградному листу

ползут улитки

и тащат на спинах

кибитки.

Кочевник скакал,

а век его полз,

у каждой бурной сложности

есть тихий образ,

он обнажающе прост

(чтобы понять суть общественного явления,

найди в природе сравнение)

"Ты ползешь", - улите скажем,

удивится: "Нет, мы скачем"...

* * *

Вожди индейцев пришли на обед

к французскому губернатору,

их мало осталось осталось после побед

французского губернатора.

Мундиры сияют. Хозяин учтив.

Курчавятся белые скальпы,

шутник-адъютант, длинноногий

штатив,

сверкает, заботится, скалится.

Мажет горчицей хрустящий хлебец,

вождю подает с улыбкой,

он знает, лощеный парижский

подлец,

как верят индейцы улыбкам.

Индейцы раскрашены под образа.

Чинно, как на дуэли,

ели индейцы, закрыв глаза,

и мужественно доели.

Никто не смеялся.

Никто не хрипел.

Молчал губернатор,

а Тана,

жена губернатора,

мажет хлебец

медленно-

медленно,

для адъютанта...

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

  • 2 weeks later...

ПОСЛЕДHИЙ ЧАС ДЕКАБРЯ. (С) (М.Леонидов - H.Фоменко)

Зимний ветер,

                синий вечер...

В звездной пыли

                растворились фонари....

Стрелка замрет,

                завершив поворот,

И наступит новый год!

Звоном в полночь

                  мир наполним,

Пусть старый год  

                  нас простит и все поймет!

До января

                 остается у нас

Этот час, последний час!

 

Последний час декабря,

                      замри на миг,

пускай летят за моря

                      любовь и мир!

И все надежды наши

Пусть сбудутся однажды

В последний час декабря!

Двери настежь,

                      кофе наспех,

Праздник погас,

                     разлучило утро нас...

И снова в путь,

                    время не обмануть

Эту ночь нам не вернуть....

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

  • 2 weeks later...

Место, где свет.

(С) А. Макаревич

 

Этот город застрял во вранье, как "Челюскин" во льдах -

Погрузившийся в ад и частично восставший из ада.

Наше общее детство прошло на одних букварях,

Оттого никому ничего объяснять и не надо.

Отчего ж мы кричим невпопад и молчим не про то,

И все считаем чужое, и ходим, как пони, по кругу?

Вы не поняли, сэр, - я отнюдь не прошусь к вам за стол,

Мне вот только казалось - нам есть что поведать друг другу.

Этот город застрял в межсезонье, как рыба в сети -

Стрелки все по нулям, и не больше не меньше,

Мы почти научились смеяться, но как ни верти -

Что-то стало с глазами когда-то загадочных женщин.

Хочешь, я расскажу тебе сказку про злую метель,

Про тропический зной, про полярную вьюгу?

Вы не поняли, мисс, - я совсем не прошусь к вам в постель,

Мне вот только казалось - нам есть, что поведать друг другу.

Мне никто не указ, да и сам я себе не указ -

Доверяю лишь левой руке, маршруты рисуя.

Ну а тот, кто - указ, он не больно-то помнит о нас,

Да и мы поминаем его в беде или всуе.

Что казалось бы проще - вот Бог, вот порог,

Что же снова ты смотришь в пустынное небо с испугом?

Вы не поняли, Лорд, - я отнюдь не прошусь к вам в чертог,

Мне лишь только казалось - нам есть, что поведать друг другу.

Было так близко,

что можно коснуться рукой,

Но кто я такой,

Чтоб оборвать

Хрустальную нить -

Не сохранить, -

- Прошло столько лет,

И нас больше нет

В месте, где свет...

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Ирина Снегова.

"Минуло. Не было - и нет.

Остыло. Рук не отогреть.

Но и сегодня, как на свет,

Мне больно на тебя смотреть".

:shuffle:

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

ПРИСКОРБНЫЙ СЛУЧАЙ

(С) Михаил Михайлович Зощенко

     Как хотите, товарищи, а Николаю Ивановичу я очень сочувствую. Пострадал этот милый человек на все шесть гривен и ничего такого особенно выдающегося за эти деньги не видел.

     Только что характер у него оказался мягкий и уступчивый. Другой бы на его месте все кино, может, разбросал и публику из залы выкурил. Потому шесть гривен ежедневно на полу не валяются. Понимать надо.

     А в субботу голубчик наш, Николай Иванович, немножко, конечно, выпил. После получки.

     А был этот человек в высшей степени сознательный. Другой бы выпивший человек начал бузить и расстраиваться, а Николай Иванович чинно и благородно прошелся по проспекту. Спел что-то там такое. Вдруг глядит перед ним кино.

     "Дай, - думает, - все равно - зайду в кино. Человек, думает, я культурный, полуинтеллигентный, чего мне зря по панелям в пьяном виде трепаться и прохожих задевать? Дай, думает, я ленту в пьяном виде посмотрю. Никогда ничего подобного не видел".

     Купил он за свои пречистые билет. И сел в переднем ряду. Сел в переднем ряду и чинно-благородно смотрит.

     Только, может, посмотрел он на одну надпись, вдруг в Ригу поехал. Потому очень тепло в зале, публика дышит, и темнота на психику благоприятно действует.

     Поехал в Ригу наш Николай Иванович, все чинно-благородно - никого не трогает, экран руками не хватает, лампочек не выкручивает, а сидит себе и тихонько в Ригу едет.

     Вдруг стала трезвая публика выражать недовольствие по поводу, значит, Риги.

     - Могли бы, - говорят, - товарищ, для этой цели в фойе пройтись, только, говорят, смотрящих драму отвлекаете на другие идеи.

     Николай Иванович - человек культурный, сознательный - не стал, конечно, зря спорить и горячиться. А встал себе и пошел тихонько.

     "Чего, - думает, - с трезвыми связываться? От них скандалу не оберешься".

     Пошел он к выходу. Обращается в кассу.

     - Только что, - говорит, - дамочка, куплен у вас билет, прошу вернуть назад деньги. Потому как не Могу картину глядеть - меня в темноте развозит.

     Кассирша говорит:

     - Деньги мы назад выдавать не можем, ежели вас развозит - идите тихонько спать.

     Поднялся тут шум и перебранка. Другой бы на месте Николая Иваныча за волосья бы выволок кассиршу из кассы и вернул бы свои пречистые. А Николай Иванович, человек тихий и культурный, только, может, раз и пихнул кассиршу.

     - Ты, - говорит, - пойми, зараза, не смотрел я еще на твою ленту. Отдай, говорят, мои пречистые.

     И все так чинно-благородно, без скандалу, - просит вообще вернуть свои же деньги.

     Тут заведующий прибегает.

     - Мы, - говорит, - деньги назад не вертаем, раз, говорит, взято, будьте любезны досмотреть ленту.

     Другой бы на месте Николая Ивановича плюнул бы в зава и пошел бы досматривать за свои пречистые. А Николай Ивановичу очень грустно стало насчет денег, начал он горячо объясняться и обратно в Ригу поехал.

     Тут, конечно, схватили Николая Ивановича, как собаку, поволокли в милицию. До утра продержали. А утром взяли с него трешку штрафу и выпустили.

     Очень мне теперь жалко Николая Ивановича. Такой, знаете, прискорбный случай: человек, можно сказать, и ленты не глядел, только что за билет подержался - и, пожалуйте, гоните за это мелкое удовольствие три шесть гривен. И за что, спрашивается, три шесть гривен?

:D

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Обмен любезностями

И. Иртеньев, Т.Панферова

Женщины носят чулки и колготки

И равнодушны к проблемам культуры.

Двадцать процентов из них - идиотки.

Тридцать процентов - набитые дуры.

Сорок процентов из них - психопатки.

Это нам в сумме дает девяносто.

Десять процентов имеем в остатке.

Да и из этого выбрать не просто.

/И. Иртеньев/

*

Носят мужчины усы и бородки

И обсуждают вопросы любые.

Двадцать процентов из них - голубые,

Сорок процентов - любители водки,

Тридцать процентов из них - импотенты,

У десяти с головой не в порядке.

Это нам в сумме дает сто процентов,

И ничего не имеем в остатке.

/Т.Панферова/

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

  • 2 weeks later...

Михаил Зощенко (С)

ЛЯЛЬКА ПЯТЬДЕСЯТ.

    I.

    И какой такой чудак сказал, что в Питере жить плохо? Замечательно жить. Нигде нет такого веселья, как в Питере. Только были бы денежки. А без денег... Это точно что, пропадешь без денег. И когда же придет такое великолепное время, что человеку все будет бесплатно?

    По вечерам на Невском гуляют люди. И не так чтобы прогулкой, а на углу постоят, полюбопытствуют на девочек, пройдут по-весеннему - танцуют ноги, и на угол снова... И на каждый случай нужны денежки. На каждый случай особый денежный расчет...

    - Эх, подходи, фартовый мальчик, подходи! Угощай папиросочкой...

    Не подойдет Максим. У Максима дельце есть на прицеле. Ровнехонько складывается в голове как и что. Как начать и себя как повести. У Максима замечательное дельце. Опасное. Не засыпется Максим - холодок аж по коже - в гору пойдет. Разбогатеет это ужасно как. Ляльку Пятьдесят к себе возьмет. Вот как! И возьмет.

    Очень уж замечательная эта Лялька Пятьдесят. Деньги она обожает - даст Максим ей денег. Не жалко. Денег ей много нужно - верно! Такой-то немало денег нужно. Ковер, пожалуйста, на стене, коврище на полу, а в белой клетке - тропическая птица попугай. Сахар жрет... Хе-хе...

    Конешно, нужны денежки. Нужны пока не пришло человеку бесплатное время.

    А Лялька Пятьдесят легка на помине. Идет - каблучками постукивает.

    - Здравствуй, Ляля Пятьдесят... Каково живешь? Не узнала, милая?

    Узнала Лялька. Как не узнать - шпана известная... Только корысти-то нет от разговоров. У Ляльки дорога к Невскому, а у Максима, может, в другую сторону.

    Нелюбезная сегодня Лялька. В приятной беседе нет ей удовольствия. Не надо.

    Подошел Максимка близко к ней, в ясные глазки посмотрел.

    - Приду - сказал - к тебе вечером. С большими деньгами. Жди-поджидай.

    Улыбнулась, засмеялась Лялька, да не поверила. Дескать, врет шпана. И зачем такое врет? Непонятно.

    Но прощаясь, на всякий случай, за ручку подержалась.

    Пошел Максим на Николаевскую, постоял у нужного дома, а в голове дельце все в тонкостях. Отпусти, скажет, бабка Авдотья, товарцу на десять косых. Отпустит бабка, а там как по маслу. Не будет никакого заскока. А заскока не будет - так придет Максимка к Ляльке Пятьдесят. Выложит денежки... Бери, скажет, пожалуйста. Не имею к деньгам пристрастия. Бери за поцелуй пачечку...

    А Лялька в это время вышла к Невскому, постояла на углу, покачала бедрами, потопала ножками, будто чечетку пляшет и сразу заимела китайского богача.

    Смешно, конешно, что китайского ходю.

    Любопытно даже. Да только по-русски китаец говорит замечательно.

    - Пойду, - говорит, - к тебе красивая.

    II.

    Написано мелом на дверях: портной. Да только нет здесь никакого портного. И никогда и не было. А живет здесь Авдотья спекулянтка. У ней закрытое мелочное заведение. Она и написала мелом на дверях для отвода глаз.

    К этой-то бабке Авдотьи и пошел Максим.

    В дверь, где мелом "портной" сказано, постучал условно.

    А когда открыли ему дверь - так сразу покосился весь Максимкин план. Не Авдотья, а муж бабки Авдотьи стоял перед Максимом.

    Шагнул Максим за порог, лопочет непонятное. Сам соображает, как и что. Покосился план, да и только. Не во время приехал чортов муж...

    Говорит Максимка глупые слова:

    - Отпусти, - говорит, - бабка Авдотья, на десять косых...

    Усмехнулся бабкин муж и в комнату пошел.

    А Максим за ним.

    Бабкин муж веса ставит, а Максимка примеряет: как и что. Да только покосился план, мыслимо ли сразу лазеечку найти.

    А бабкин муж интересуется:

    - Какого же тебе товарцу, кавалер?

    - Разного товарцу отпусти...

    - Из кисленького может быть, - интересуется, - капусточки?

    - Из кисленького, бабка Авдотья.

    Стал тут бабкин муж капусту класть из кадочки, а Максим метнул сюда-туда глазом, Максим схватил гирьку и трехфунтовой гирькой тюкнул по голове бабкиного мужа.

    Рухнул бабкин муж у кадочки. В руке вилка. На вилке капуста.

    А Максим к прилавку. На прилавке - ящик с деньгами. Шарит Максим - в пальцах дрожь. Вытащил деньги, да маловато денег. Где же такое деньги?

    Роет Максим по комнате - нету денег. А в руку все ненужное лезет - гребенка, например, или блюдечко.

    - Тьфу, бес, - где же денежки?

    А в дверь на лестнице кто-то постучал условно.

    Прикрыл Максим бабкиного мужа рогожкой. И к двери подошел. Слушает. Открыть, не открыть? - открою. Сердце успокоил и дверь открыл.

    Малюсенький вошел старичок и тоненько сказал: бабку бы Авдотью мне...

    А Максим старичку такое:

    - Нету, старичок, Авдотьи. Иди себе с Богом. Иди, сделай милость.

    Сказал это и видит: гирька трехфунтовая в руке. Испугался Максим, что старичок гирьку заметит, пихает ее в карман, прячет гирьку-то, а старичок бочком, бочком и протискался тем временем в комнату.

    - Подожду, - говорит, - бабку Авдотью. У бабки Авдотьи славная картошечка... Э, да у ней и капустка, наверное, славная! Да. Ей-Богу, славная капустка...

    И такой говорун научный старичок, Максимке б с мыслями собраться, а старичок такое:

    - Ну, хорошо, человеку все бесплатно... Согласен. Да только, на мой научный взгляд, общественное питание - это уж извините, это сущий вздор и совершенно ложные слова. На все согласен, а тут уж к бабке Авдотьи пойду. Не могу... Извините. Я, скажем, головой поработал - рыбки захотел - фосфор в рыбке. Ты языком поболтал - молочную тебе диэту... А вы говорите - общественное питание. Из корыта... Да-с, молодой человек, на все соглашусь, а уж бабку-то Авдотью мне оставьте... Совершенно ложные слова.

    - Да я ничего, - оробел Максимка.

    И в коридор вышел. А там на лестницу, да по лестнице, да вниз через три ступеньки.

    На улицу вышел, нащупал деньги в кармане.

    - Эх, мало денег! Где ж такое были денежки?

    И пошел покачиваясь.

    III.

    Эх, подходи, фартовый мальчик, подходи.

    Угощай папиросочкой...

    Не полюбопытствовал Максим на девочек.

    Встал Максим на углу и к окну прислонился.

    Убить не убил человека и по голове ведь не шибко тюкнул, а человеку вредно, человека жаль. И хоть и жалко человека, а ведь как же, господа, иначе.

    Да, лежит теперь бабкин муж у кадочки. В руке вилка, на вилке капуста. А в комнате научный старичок бабку ждет...

    Постоял Максим и подумал, а мысли-то уж все веселые идут.

    Глядит Максим королем на всех. Глазами ищет Ляльку Пятьдесят. Да нету Лялечки.

    А на углу белокуренькая папиросочкой дымит и Максиму улыбается. На ней высокие сапожки до колен и шелковая юбочка фру-фру... Повернется - шумит и засмеется - шумит.

    Зашумела и без слов к Максиму подошла. Подошла и тихо за руку взяла.

    Да вдруг как зашумело все, затопало.

    - Облава, дамочки! - вскричала белокуренькая и от Максима в сторону и в железные ворота.

    За белокуренькой шагнул Максим, а на Максима человек. Весь в шпорах. Шпорами бренчит, саблей стучит, а в руке пятизарядный шпаллер.

    Задрожал Максим и пустился бежать.

    И бежит и бежит Максим. Гремит сердце. Через Лиговку бежит - на него забор. Максим через забор, а в ноги кучи. Через кучи Максим... Пробежал еще и свалился в грязь. Да не сам свалился.

    - Подножка, - сказал Максим и потрогал денежки.

    А на Максима Черный вдруг насел. И мало того, что насел, а еще и душит.

    - Пусти, - хрипло сказал Максим, - пусти... дышать трудно.

    И Черный отпустил его слегка.

    Сидит Черный на Максимке и разговаривает:

    - Бежит, вижу, человек по кучам. Стой, думаю. Даром не побежит. Спасибо. Либо вор, либо от вора... Даешь денежки?

    Охнул Максим, повернулся под Черным. А Черный снова душит. Обиделся.

    - Рипаться шпана... Рипаться. Даешь денежки?

    А сам уж по карманам шарит.

    Ох, вытащил пачечку. Ох, вытащил другую. Ох, опять душит сатана.

    - А это что?

    - Гирька, - сказал Максим и вспомнил бабкиного мужа.

    - Гирька? - усмехнулся Черный и стукнул гирькой по Максимовой голове. - Беги теперь, да не оглядывайся. Беги, шпана, говорю... Стой. Гирьку позабыл. На, гирьку.

    Взял гирьку Максим и побежал. Пробежал немного и сел на кучу.

    Зачем же человека бить по голове?

    IV.

    Посидел Максим на куче, унял сердце и в город пошел. Нужно бы домой, а ноги на Гончарную идут к Ляльке Пятьдесят. Идет Максим на Гончарную. На улицах пусто. И в сердце пусто...

    А вот и Лялькин белый дом.

    - Здравствуй, Лялькин милый дом.

    Поднялся Максим и постучал и к Ляльке в комнату вошел.

    На стене ковер, на полу коврище, а в белой клетке попугай.

    А Лялька сидит на китайских коленях, ерошит ручкой китайские усы.

    - Принес? - спросила Лялька и к Максиму подошла.

    - Принес, - сказал Максим тихо. - Гони только китайскую личность. Смотреть трудно...

    А китаец по-русски понимал замечательно. Обиделся и встал. И чашечку с кофеем на пол выплеснул.

    - Зачем же, - говорит, - выносить такую резолюцию? Уйду и денег не заплачу.

    - Уйди, - закричал Максим. - Уйди, пожалуйста, заграничное рыло.

    Ушел китаец и дверькой стукнул. А Максим тут к Ляльке подошел. К Ляльке наклонился и Лялькину целует щеку.

    - Нет у меня денег, Лялька Пятьдесят. Прости, пожалуйста. Были деньги, да Черный за горло схватил и заначил денежки. Не гони, Христа ради, Лялька Пятьдесят. Прогонишь - смерть моя. Очень трудно мне в эту минуту.

    - А, - вскричала Лялька Пятьдесят, - денег нет!

    - Нету денег. Пожалей меня, Лялька. Очень мне трудно. Без денег пожалей. Ну, скажи, что жалко.

    Как закричала тут Лялька:

    - А китайские убытки кто возместит? Кто, шпана, отвечай, спрашиваю? Нажрал китаец, даром пойми нажрал на сумму... Пришел такой, - гони, говорит, китайскую личность... А сам - шпана проклятая... Даром ему скажи... За амбаром даром...

    - Есть в тебе сердце? - сказал Максим и на коврище сел и Лялькины ноги обхватил. - Есть ли сердце, спрашиваю? Птицу жалеешь? Жалеешь попку?

    Как ударила тут Лялька Пятьдесят Максима - помутилось все.

    Охнул Максим. Охнул и с полу поднялся.

    А как поднялся, так понял, что теперь все равно.

    Гирьку нащупал в кармане. Вытащил гирьку, хотел ударить по Лялькиной голове, да не ударил. Рука не посмела.

    Замахнулся Максим и ударил по птицыной клетке.

    Ужасно тут закричал попугай и тонко закричала Лялька. А Максим бросил гирьку и снова на коврище сел.

    - Ну, скажи, что жалко, Лялька Пятьдесят...

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Милан Кундера, "Вальс на прощание"

-- Типичное поведение блондинок, -- невозмутимо сказал доктор Шкрета.

    --  Вы  полагаете, что  блондинки отличаются  от  брюнеток?  --  сказал Бертлеф,  в  ком  опытность  Шкреты  по  части  женщин вызывала  некоторые

сомнения.

    -- Разумеется, -- сказал доктор  Шкрета. -- Светлые и  темные волосы --два  полюса человеческого характера. Темные волосы означают мужественность,смелость,   искренность  и  активность,  тогда  как  светлые  символизируют женственность,  нежность,  беспомощность  и пассивность.  Блондинка, стало

быть, вдвойне женщина.  Принцесса  должна быть  белокурой. Поэтому женщины, желая быть  в  высшей степени женщинами, красят волосы  в блондинистый,  но

никак не в черный цвет.

    --  Было бы весьма  любопытно знать,  каким  образом пигменты оказывают влияние на человеческую душу, -- с сомнением сказал Бертлеф.

    --  Речь не  о пигментах.  Блондинка  непроизвольно уподобляется своим волосам. Еще в большей мере это происходит тогда, когда блондинка на самом деле  перекрашенная  брюнетка.  Она  хочет   быть  верной  своему  цвету   и прикидывается созданием хрупким, куколкой  для игры, требуя  по отношению к себе нежности и  услужливости, деликатности и  алиментов;  не  умея ничего делать своими руками, внешне  она сама  утонченность, а внутри хамство. Если бы темные  волосы стали всемирной модой,  на свете  жилось  бы  значительно лучше. Это  была  бы самая  полезная  социальная реформа,  какая когда-либо

осуществлялась.

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Гость
Эта тема закрыта для публикации сообщений.
  • Недавно просматривали   0 пользователей

    • Ни один зарегистрированный пользователь не просматривает эту страницу.
  • Upcoming Events

    No upcoming events found
  • Recent Event Reviews


×

Важная информация

Правила форума Условия использования