Перейти к контенту
КАЗАХСТАНСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ФОРУМ

"О нас,математиках, говорят как о сухарях!"


Гость ВиК

Рекомендуемые сообщения

Булат Окуджава

Опустите, пожалуйста, синие шторы.        

Медсестра, всяких снадобий мне не готовь.

Вот стоят у постели моей кредиторы        

Молчаливые: Вера, Надежда, Любовь.        

Раскошелиться б сыну недолгого века,

Да пусты кошельки упадают с руки...

Не грусти, не печалься, о моя Вера,-

Остаются еще у тебя должники!

И еще я скажу и бессильно и нежно,

Две руки виновато губами ловя:

- Не грусти, не печалься, матерь Надежда,-

Есть еще на земле у тебя сыновья!

Протяну я Любови ладони пустые,

Покаянный услышу я голос ее:

- Не грусти, не печалься, память не стынет,

Я себя раздарила во имя твое.

Но какие бы руки тебя ни ласкали,

Как бы пламень тебя ни сжигал неземной,

В троекратном размере болтливость людская

За тебя расплатилась... Ты чист предо мной!

Чистый, чистый лежу я в наплывах рассветных,

Перед самым рожденьем нового дня...

Три сестры, три жены, три судьи милосердных

Открывают последний кредит для меня.

Три жены, три судьи, три сестры милосердных

Открывают бессрочный кредит для меня...

post-1-34776-_______________.JPG

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

  • Ответы 842
  • Created
  • Последний ответ

Top Posters In This Topic

Сергей Лукьяненко(С) "СПЕКТР"

Отрывок из романа

"...Я хочу рассказать о человеке и его мечте...Это был обыкновенный человек, живущий на планете Земля. И мечта у него была обыкновенная, простая, другой бы и за мечту ее не посчитал... уютный домик, маленькая машина, любимая жена и славные детишки. Человек умел не только мечтать, но и работать. Он построил свой дом, и дом даже получился не слишком маленьким. Встретил девушку, которую полюбил, и она полюбила его. Человек купил машину - чтобы можно было ездить в путешествия и быстрее возвращаться домой. Он даже купил еще одну машину - для жены, чтобы та не слишком скучала без него. У них родились дети: не один, не двое, а четверо прекрасных, умных детей, которые любили родителей...

    ...И вот, когда мечта человека исполнилась.... ему вдруг стало одиноко. Его любила жена, его обожали дети, в доме было уютно, и все дороги мира были открыты перед ним. Но чего-то не хватало. И однажды, темной осенней ночью, когда холодный ветер срывал последние листья с деревьев, человек вышел на балкон своего дома и посмотрел окрест. Он искал свою мечту, без которой стало так тяжело жить. Но мечта о доме превратилась в кирпичные стены и перестала быть мечтой. Все дороги лежали перед ним, и машина стала лишь сваренными вместе кусками крашеного железа. Даже женщина, спавшая в его постели, была обычной женщиной, а не мечтой о любви. Даже дети, которых он любил, стали обычными детьми, а не мечтой о детях. И человек подумал, что было бы очень хорошо выйти из своего прекрасного дома, пнуть в крыло роскошную машину, помахать рукой жене, поцеловать детей и уйти навсегда...

    ...Он спустился в спальню, лег рядом с женой и уснул. Не сразу, но все-таки уснул. И старался больше не выходить из дома, когда осенний ветер играет с опавшей листвой. Человек постиг то, что некоторые узнают в детстве, но многие не понимают и в старости. Он осознал, что нельзя мечтать о достижимом. С тех пор он старался придумать себе новую мечту, настоящую. Конечно же, это не вышло. Но зато он жил мечтой о настоящей мечте..."

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Владимир Высоцкий. (С) Сыт я по горло, до подбородка

Сыт я по горло, до подбородка,

Даже от песен стал уставать,

Лечь бы на дно, как подводная лодка,

Чтоб не могли запеленговать.

Друг подавал мне водку в стакане,

Друг говорил, что это пройдет,

Друг познакомил с девкой по пьяни,

Мол, - баба поможет, а водка спасет.

Не помогли мне ни бабы, ни водка.

С водки похмелье, а с девок что взять?

Лечь бы на дно, как подводная лодка,

Чтоб не могли запеленговать.

Сыт я по горло, сыт я по глотку.

Эх надоело петь и играть!

Лечь бы на дно, как подводная лодка,

И позывных не передавать...

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Би-2 + Чайф   "Достучаться до небес"

От земли и до небес

Нам с тобою не достучаться.

Как слова на песке,

Всем известная формула счастья.

Спето-выпито, люди разные

Закрывают глаза,

Вот осколки от горьких слёз,

Вот обломки горьких праздников.

Расстояния и пространства

Измеряя, пытаясь понять,

Ещё год, ещё одна станция,

Там уже нет меня.

От потери и до любви -

Три звонка и одна телеграмма.

Между песней, этой и той -

Пол-комедии и целая драма.

Ночь, Верона, слова и взгляды,

В темноте голоса.

Светлая полоса незаметная,

Может, так нам и надо...

Расстояния и пространства

Измеряя, пытаясь понять,

Ещё год, ещё одна станция,

Там уже нет меня.

От привычки до высоты -

Половинка Останкинской башни.

Переправы, паромы, мосты,

Берег завтрашний, берег вчерашний.

От России и до Австралии -

Лишь куплет и припев.

Ничего взамен не просили,

Нарушая законы, правила.

Расстояния и пространства

Измеряя, пытаясь понять,

Ещё год, ещё одна станция,

Там уже нет меня.

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Автопародия на несуществующие стихи

Булат Окуджава

Посвящается А.Иванову

Мы убили комара. Не в бою, не на охоте,

а в домашней обстановке, в будний вечер. Видит Бог,

мы не крадучись его, а когда он был в полете...

Мы его предупреждали - он советом пренебрег.

Незадолго перед тем дождь пошел осенний, мелкий.

За стеной сосед бранился. Почему-то свет мигал.

Дребезжал трамвай. В шкафу глухо звякали тарелки.

Диктор телевизионный катастрофами пугал.

Расхотелось говорить. Что-то вспомнилось дурное,

так, какая-то нелепость, горечи давнишний след...

В довершенье ко всему меж окошком и стеною

вдруг возник как дуновенье комариный силуэт.

Мы убили комара. Кто-то крикнул: "Нет покоя!

Неужели эта мерзость залетела со двора!..

Здесь село или Москва?.." И несметною толпою

навалились, смяли... В общем, мы убили комара.

Мы убили комара. Он погиб в неравной схватке -

корень наших злоключений, наш нарушивший покой...

На ладони у меня он лежал, поджавши лапки,

по одежде - деревенский, по повадкам - городской.

Мы убили комара. За окошком колкий, мелкий,

долгий дождичек осенний затянуться обещал.

Дребезжал трамвай. В шкафу глухо звякали тарелки.

Диктор телевизионный что-то мрачное вещал.

1982

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

* * *

Я разлюбил тебя... Банальная развязка.

Банальная, как жизнь, банальная, как смерть.

я оборву струну жестокого романса,

гитару пополам - к чему ломать комедь!

Лишь не понять щенку - лохматому уродцу,

чего ты так мудришь, чего я так мудрю.

Его впущу к себе - он в дверь твою скребется,

а впустишь ты его - скребется в дверь мою.

Пожалуй можно так с ума сойти, метаясь...

Сентиментальный пес, ты попросту юнец.

Но не позволю я себе сентиментальность.

Как пытку продолжать - затягивать конец.

Сентиментальным быть, не слабость -

                                                преступленье

Когда размякнешь вновь, наобещаешь вновь

и пробуешь, кряхтя, поставить представленье

с названием тупым "Спасенная любовь".

Спасать любовь пора уже в самом начале

от пылких "никогда!", от детских "навсегда!".

"Не надо обещать!" - нам поезда кричали,

"Не надо обещать!" - мычали провода.

Надломленность ветвей и неба задымленность

предупреждали нас, зазнавшихся невежд,

что полный оптимизм - есть неосведомленность,

что без больших надежд - надежней для надежд.

Гуманней трезвым быть и трезво взвесить звенья,

допрежь чем их надеть, таков закон вериг.

Не обещать небес, но дать хотя бы землю.

До гроба не сулить, но дать хотя бы миг.

Гуманней не твердить "люблю" когда ты любишь.

Как тяжело потом из этих самых уст

Услышать звук пустой, вранье, насмешку,

                                                      грубость,

И ложно полный мир предстанет ложно пуст.

Не надо обещать... Любовь - не исполнимость.

Зачем же под обман, вести , как под венец?

Виденье хорошо, пока не испарилось.

Гуманней не любить, когда потом - конец.

Скулит наш бедный пес до умопомраченья,

то лапой в дверь мою, то в дверь твою скребя.

За то что разлюбил, я не прошу прощенья.

Прости меня за то, что я любил тебя.

Е. Евтушенко

1966

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

ЯСНАЯ, ТИХАЯ СИЛА ЛЮБВИ

Е. Евтушенко

Сила страстей – приходящее дело.

Силе другой потихоньку учись.

Есть у людей приключения тела.

Есть приключения мыслей и чувств.

Тело само приключений искало,

А измочалилось вместе с душой.

Лишь не хватало, чтоб смерть приласкала,

Но показалось бы тоже чужой.

Всё же меня пожалела природа,

Или как хочешь её назови.

Установилась во мне, как погода,

Ясная, тихая сила любви.

Раньше казалось мне сила огромной,

Громко стучащей в большой барабан...

Стала тобой. В нашей комнате тёмной

Палец строжайше прижала к губам.

Младшенький наш неразборчиво гулит,

И разбудить его – это табу.

Старшенький каждый наш скрип караулит,

Новеньким зубом терзая губу.

Мне целоваться приказано тихо.

Плач  целоваться совсем не даёт.

Детских игрушек неразбериха

Стройный порядок вокруг создаёт.

И подчиняюсь такому порядку,

Где, словно тоненький лучик, светла

Мне, подшивающая подкладку,

Быстрая, бережная игла.

В дом я ввалился ещё не отпутав

В кожу, вонзившиеся глубоко,

Нитки всех злобных дневных лилипутов,-

Ты их распутываешь легко.

Так ли сильна вся глобальная злоба,

Вооружённая до зубов,

Как мы с тобой, безоружные оба,

И безоружная наша любовь?

Спит на гвозде моя мокрая кепка.

Спят на пороге тряпичные львы.

В доме всё крепко, и в жизни всё крепко,

Если лишь дети мешают любви.

Я бы хотел, чтобы высшим начальством

Были бы дети – начало начал.

Боже, как был Маяковский несчастен

Тем, что он сына в руках не держал!

В дни затянувшейся эпопеи,

Может быть, счастьем я бомбы дразню?

Как мне счастливым прожить, не глупея,

Не превратившимся в размазню?

Тёмные силы орут и грохочут –

Хочется им человечьих костей.

Ясная, тихая сила не хочет,

Чтобы напрасно будили детей.

Ангелом атомного столетья

Танки и бомбы останови

И объясни им, что спят наши дети,

Ясная, тихая сила любви.

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Уважаемая Марина, - низкий поклон Вам лично от меня за последнее размещение из Евтушенко...

Сейчас смотрю по РТР "SOSтрадание", - благотворительный концерт, все средства от которого пойдут на помощь детям Беслана.

Избавь нас всех и наших детей Боже от такого....

Александр Кочетков

 

* * *

Мгновенья нет, есть память. Слух полночный

Сквозь вздох крови и благовест цветочный

Вдруг различит тоскливый некий звук

Невидимых орбит (так майский жук

Поет под яблоней). Душа людская,

Каким поющим воплем истекая,

В какую бездыханность темноты

На крыльях памяти несешься ты?..

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Вот такой вот ранний Маяковский попался мне на глаза, и понравился ужасно...  И по форме, и по содержанию.  Хоть и не собирался я тут ничего постить, но этим все же поделюсь.

----------------------------------------------------------------------

Гимн судье  

По Красному морю плывут каторжане,

трудом выгребая галеру,

рыком покрыв кандальное ржанье,

орут о родине Перу.

О рае Перу орут перуанцы,

где птицы, танцы, бабы

и где над венцами цветов померанца

были до небес баобабы.

Банан, ананасы! Радостей груда!

Вино в запечатанной посуде...

Но вот неизвестно зачем и откуда

на Перу наперли судьи!

И птиц, и танцы, и их перуанок

кругом обложили статьями.

Глаза у судьи - пара жестянок

мерцает в помойной яме.

Попал павлин оранжево-синий

под глаз его строгий, как пост,-

и вылинял моментально павлиний

великолепный хвост!

А возле Перу летали по прерии

птички такие-колибри;

судья поймал и пух и перья

бедной колибри выбрил.

И нет ни в одной долине ныне

гор, вулканом горящих.

Судья написал на каждой долине:

"Долина для некурящих".

В бедном Перу стихи мои даже

в запрете под страхом пыток.

Судья сказал: "Те, что в продаже,

тоже спиртной напиток".

Экватор дрожит от кандальных звонов.

А в Перу бесптичье, безлюдье...

Лишь, злобно забившись под своды законов,

живут унылые судьи.

А знаете, все-таки жаль перуанца.

Зря ему дали галеру.

Судьи мешают и птице, и танцу,

и мне, и вам, и Перу.

(Маяковский)

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Евгений Евтушенко

* * *

Качался старый дом, в хорал слагая скрипы,

и нас, как отпевал, отскрипывал хорал.

Он чуял, дом-скрипун, что медленно и скрытно

в нем умирала ты, и я в нем умирал.

«Постойте умирать!»— звучало в ржанье с луга,

в протяжном вое псов и сосенной волшбе,

но умирали мы навеки друг для друга,

а это все равно что умирать вообще.

А как хотелось жить! По соснам дятел чокал,

и бегал еж ручной в усадебных грибах,

и ночь плыла, как пес, косматый, мокрый, черный,

кувшинкою речной держа звезду в зубах.

Дышала мгла в окно малиною сырою,

а за моей спиной — все видела спина!—

с платоновскою Фро, как с найденной сестрою,

измученная мной, любимая спала.

Я думал о тупом несовершенстве браков,

о подлости всех нас – предателей, врунов:

ведь я тебя любил, как сорок тысяч братьев,

и я тебя губил, как столько же врагов.

Да, стала ты другой. Твой злой прищур нещаден,

насмешки над людьми горьки и солоны.

Но кто же, как не мы, любимых превращает

в таких, каких любить уже не в силах мы?

Какая же цена ораторскому жару,

когда, расшвырян вдрызг по сценам и клише,

хотел я счастье дать всему земному шару,

а дать его не смог — одной живой душе?!

Да, умирали мы, но что-то мне мешало

уверовать в твое, в мое небытие.

Любовь еще была. Любовь еще дышала

на зеркальце в руках у слабых уст ее.

Качался старый дом, скрипел среди крапивы

и выдержку свою нам предлагал взаймы.

В нем умирали мы, но были еще живы.

Еще любили мы, и, значит, были мы.

Когда-нибудь потом (не дай мне бог, не дай мне!),

когда я разлюблю, когда и впрямь умру,

то будет плоть моя, ехидничая втайне,

«Ты жив!» мне по ночам нашептывать в жару.

Но в суете страстей, печально поздний умник,

внезапно я пойму, что голос плоти лжив,

и так себе скажу: «Я разлюбил. Я умер.

Когда-то я любил. Когда-то я был жив».

1966

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Необходимо жить,

Когда житья не стало

От мелочных забот

И вечных неудач,

Когда, в сетях у лжи,

Мы говорим: "Как мало

Осталось нам годов!

И те несутся вскачь..."

Необходимо знать,

Что ты кому-то нужен,

Что ты необходим

Кому-то, будто брат;

От зла не убегать -

Но быть во всеоружье

Лучистого, как день,

Всесильного добра.

Но как узнаешь ты,

Что нужен ты как воздух? -

Осваивай азы:

Унынье подави,

Чекань, пиши холсты,

Твори - еще не поздно!

И выучишь язык

Общенья и любви.

Тебе шепнут: "Неплох

Совет, да ведь не каждый..."

Не слушай! Ерунда!

Гори, работай в дым,

И станешь ты, как Бог,

И скажешь ты однажды:

"Свободен я тогда,

Когда необходим!"

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Гость Радистка Кэт

:shuffle: © Марина Цветаева

...когда-нибудь, прелестное созданье,

ты будешь для меня воспоминаньем,

(...я буду для тебя воспоминаньем... - не помню точно сейчас, прошу меня за это убить )

там, в памяти твоей голубоокой,

затеряным так далеко далёко,

забудешь ты мой профиль горбоносый,

и нос в апофеозе папиросы,

и сотню на руке моей рабочей

серебрянных перстней,

чердак, каюту, бумаг божественную смуту...

в тот год... (кажется, отравленный) бедою

ты маленькой была, я молодою...

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

"САТАНА"

    Ей было двенадцать, тринадцать - ему.

    Им бы дружить всегда.

    Но люди понять не могли: почему

    Такая у них вражда?!

    Он звал ее Бомбою и весной

    Обстреливал снегом талым.

    Она в ответ его Сатаной,

    Скелетом и Зубоскалом.

    Когда он стекло мячом разбивал,

    Она его уличала.

    А он ей на косы жуков сажал,

    Совал ей лягушек и хохотал,

    Когда она верещала.

    Ей было пятнадцать, шестнадцать - ему,

    Но он не менялся никак.

    И все уже знали давно, почему

    Он ей не сосед, а враг.

    Он Бомбой ее по-прежнему звал,

    Вгонял насмешками в дрожь.

    И только снегом уже не швырял

    И диких не корчил рож.

    Выйдет порой из подъезда она,

    Привычно глянет на крышу,

    Где свист, где турманов кружит волна,

    И даже сморщится:- У, Сатана!

    Как я тебя ненавижу!

    А если праздник приходит в дом,

    Она нет-нет и шепнет за столом:

    - Ах, как это славно, право, что он

    К нам в гости не приглашен!

    И мама, ставя на стол пироги,

    Скажет дочке своей:

    - Конечно! Ведь мы приглашаем друзей,

    Зачем нам твои враги?!

    Ей девятнадцать. Двадцать - ему.

    Они студенты уже.

    Но тот же холод на их этаже,

    Недругам мир ни к чему.

    Теперь он Бомбой ее не звал,

    Не корчил, как в детстве, рожи,

    А тетей Химией величал,

    И тетей Колбою тоже.

    Она же, гневом своим полна,

    Привычкам не изменяла:

    И так же сердилась:- У, Сатана! -

    И так же его презирала.

    Был вечер, и пахло в садах весной.

    Дрожала звезда, мигая...

    Шел паренек с девчонкой одной,

    Домой ее провожая.

    Он не был с ней даже знаком почти,

    Просто шумел карнавал,

    Просто было им по пути,

    Девчонка боялась домой идти,

    И он ее провожал.

    Потом, когда в полночь взошла луна,

    Свистя, возвращался назад.

    И вдруг возле дома:- Стой, Сатана!

    Стой, тебе говорят!

    Все ясно, все ясно! Так вот ты какой?

    Значит, встречаешься с ней?!

    С какой-то фитюлькой, пустой, дрянной!

    Не смей! Ты слышишь? Не смей!

    Даже не спрашивай почему! -

    Сердито шагнула ближе

    И вдруг, заплакав, прижалась к нему:

    - Мой! Не отдам, не отдам никому!

    Как я тебя ненавижу!

Эдуард Асадов

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Небо

О небо, ветеран в одних обносках,

Ты служишь нам уже пять тысяч лет,

Лохмотья туч торчат из дыр сиротских,

Но солнце - орден, знак твоих побед.

Глядишь на земли - что, не скучен лоск их

Банальных декораций, пошлый свет?

О небо, ветеран в одних обносках,

Ты служишь нам уже пять тысяч лет.

Тебе, должно быть, весело вверху

От наших криков, жалоб, жестов броских:

Тщеславье и другую шелуху

Ты видишь в душах, низменных и плоских...

О небо, ветеран в одних обносках!

Гийом Аполлинер

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Павел Антокольский  

КОЛОДЕЦ

                В глубоких колодцах вода холодна.

               Но чем холоднее, тем чище она.

                               И.Бунин

Возникает, колеблется, с воплем проносится мимо.

Если просишь: останься!– то все потерял впопыхах.

То, что было когда-то обещано,– ветром гонимо.

И любимая женщина не уместилась в стихах.

Утверждают, что время – глубокий колодец свободы,

Что в глубоких колодцах вода холодна и черна.

Пусть проносятся годы и плещут подземные воды,

Я бадью опускаю до самого черного дна.

1976

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Татьяна Спивак-Лаврова

                             "И в Черном море, как в стакане чая,

                             Лимонной коркой плавала луна."

                  Волшебные апельсины

У нее были зеленые глаза ... Иногда в них можно было видеть бутылочного цвета море с легкой белой каймой пены у берега, точно такое как в ее родном Новороссийске. Она очаровательно ругалась, когда ее отрывали от дела, эпиграммой Марциала. В русской транскрипции это звучит так: "Квод там гранде сапфос климата Сибия Турция Сагата". Мне это всегда напоминало: "Кого там принесло!".

Окна ее трехкомнатной квартиры выходили с одной стороны на белоснежные горы и высокую ель, а с другой на вечно шелестящие тополя, все время имитирующие шум дождя.

С детства я помню куски из "Мастера", которым зачитывалась вся семья: "В белом плаще с кровавым подбоем, шаркающей кавалерийской походкой...".

И "Суламифь" Куприна. Мне казалось, я сама очутилась в тех соломоновых виноградниках, где грозди прозрачные и полные пузырятся на лозе, и в каждой виноградинке отражается солнце.

Я чувствовала запах благовоний, которыми натирала себя прекрасная Суламифь в ожидании любимого. Я сама была Суламифью.

Была и поэзия - цветаевский Дон Жуан в медвежьей дохе и ахматовский сероглазый король.

Еще помню пластинку с "Маленьким принцем" Экзюпери с каким-то неземным голосом Бабаевой: "Мы в ответе за тех, кого приручили".

Из этих разноцветных осколков и складывалось мое детство .... где всегда незримо или вполне реально присутствовала моя бабушка.

Что мне осталось в наследство от бабушки? Самое главное - это любовь к Слову, это чутье по отношению к истинному искусству. Она научила меня наслаждаться ароматом языка. Но красоту эта необыкновенная женщина ощущала не только в искусстве, но и в жизни. Да, она умела жить и получать удовольствие от жизни. Пожалуй, она была эпикурейкой. Нет, в ее жизни были и трагедии, и проблемы, и мучения. Но, все-таки - эпикурейка ...

И еще запахи ... Как-то необыкновенно пахло у нее из кухни, когда я приходила к ней на 4-ый этаж в 32-ую квартиру. Даже если бабушка Лаврова готовила суп - залах петрушки был необыкновенным. Но самым заветным был запах утки с яблоками, я обожала это блюдо. И вот я стучу в дверь, она отвечает не сразу (обычно чем-то занята). Но вот я слышу сильный и звонкий голос: "Кто там?". И, после моего ответа, радостное: "О, Ирик, заходи". Я вхожу и сразу принюхиваюсь; и запах утки, тушеной с яблоками, иногда мерещится мне. Видимо, вкусовые и обонятельные ощущения очень быстро могут воскресить картинку из прошлого.

Я помню, как она научила меня есть апельсины. Нет, не дольками, а совершенно особенным способом: нужно очистить небольшое место от корки и затем вгрызаться в мякоть так, чтобы почувствовать настоящий вкус апельсина. Один раз на скамейке в парке именно так мы их и ели. Сок струился по рукам, и приходилось далеко оттопыривать локти, чтобы не испачкать платье. Но это, действительно, были сказочные апельсины.

Может быть, просто, она была немного колдуньей или мягче - волшебницей. И все, к чему она прикасалась, становилось особенным.

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Иван Тургенев

* * *

Утро туманное, утро седое,

Нивы печальные, снегом покрытые.

Нехотя вспомнишь и время былое,

Вспомнишь и лица, давно позабытые.

Вспомнишь обильные страстные речи,

Взгляды, так жадно, так робко ловимые,

Первые встречи, последние встречи,

Тихого голоса звуки любимые.

Вспомнишь разлуку с улыбкою странной,

Многое вспомнишь родное, далекое,

Слушая ропот колес непрестанный,

Глядя задумчиво в небо широкое...

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Поиск говорит, что этого, вроде, не было, хотя странно. Наилюбимейшее:

Б.Окуджава

Заезжий музыкант

(Вариация на тему "Чудесного вальса")

Ю.Левитанскому

 Заезжий музыкант целуется с трубою.  

Пассажи по утрам, так просто, ни о чем...  

Он любит не тебя. Опомнись, бог с тобою.  

Прижмись ко мне плечом. Прижмись ко мне плечом.  

Живет он третий день в гостинице районной,  

где койка у окна -- всего лишь по рублю,  

и на своей трубе, как чайник, раскаленной,  

вздыхает тяжело... А я тебя люблю.  

Ты слушаешь его задумчиво и кротко,  

как пенье соловья, как дождь и как прибой.  

Его большой трубы простуженная глотка  

отчаянно хрипит. (Труба, трубы, трубой...)  

Трубач играет туш, трубач потеет в гамме,  

трубач хрипит свое и кашляет, хрипя.  

Но как портрет судьбы, он весь в оконной раме,  

да любит не тебя... А я люблю тебя.  

Дождусь я лучших дней и новый плащ надену,  

чтоб пред тобой проплыть, как поздний лист, дрожа...  

Не много ль я хочу, всему давая цену?  

Не сладко ль я живу, тобой лишь дорожа?  

Тебя не соблазнить ни платьями, ни снедью:  

заезжий музыкант играет на трубе!  

Что мир весь рядом с ним, с его горячей медью?..  

Судьба, судьбы, судьбе, судьбою, о судьбе...

1972

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Александр Блок  

* * *

Одинокий, к тебе прихожу,

Околдован огнями любви.

Ты гадаешь.- Меня не зови.-

Я и сам уж давно ворожу.

От тяжелого бремени лет

Я спасался одной ворожбой

И опять ворожу над тобой,

Но не ясен и смутен ответ.

Ворожбой полоненные дни

Я лелею года,- не зови...

Только скоро ль погаснут огни

Заколдованной темной любви?

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Блок Александр Александрович

НА ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГЕ

Марии Павловне Ивановой

Под насыпью, во рву некошенном,

Лежит и смотрит, как живая,

В цветном платке, на косы брошенном,

Красивая и молодая.

Бывало, шла походкой чинною

На шум и свист за ближним лесом.

Всю обойдя платформу длинную,

Ждала, волнуясь, под навесом.

Три ярких глаза набегающих -

Нежней румянец, круче локон:

Быть может, кто из проезжающих

Посмотрит пристальней из окон...

Вагоны шли привычной линией,

Подрагивали и скрипели;

Молчали желтые и синие;

В зеленых плакали и пели.

Вставали сонные за стеклами

И обводили ровным взглядом

Платформу, сад с кустами блёклыми,

Ее, жандарма с нею рядом...

Лишь раз гусар, рукой небрежною

Облокотясь на бархат алый,

Скользнул по ней улыбкой нежною...

Скользнул - и поезд в даль умчало.

Так мчалась юность бесполезная,

В пустых мечтах изнемогая...

Тоска дорожная, железная

Свистела, сердце разрывая...

Да что' - давно уж сердце вынуто!

Так много отдано поклонов,

Так много жадных взоров кинуто

В пустынные глаза вагонов...

Не подходите к ней с вопросами,

Вам всё равно, а ей - довольно:

Любовью, грязью иль колесами

Она раздавлена - всё больно.

14 июня 1910

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

В тебе – добро и свет,

Во мне – сплошная тьма.

Ты не приносишь бед,

А я схожу с ума.

От окон до двери

Как маятник потерь

Беснуется внутри

Всю ночь мой дикий зверь.

Его не приучить

Ходить на поводке.

Он может укусить

За хлеб в твоей руке.

О цепь сточил клыки,

Пугается огня –

Зверь страха и тоски,

Живущий у меня.

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

"В тебе добро и свет..." - это была Елена Баринова.

Вот еще, например, её же:

И вдалеке ты близко так,

Что можно вдруг рукой коснуться,

Прийти в сознанье, усмехнуться

И снова погрузиться в мрак,

И так лететь куда-то ввысь,

Куда-то вдаль, над облаками,

Минуты путая с веками, -

Не замечая, что срослись

Мы крыльями - сосуд к сосуду -

И кровь горячая спешит

От сердца к сердцу - и вершит,

Не уменьшая амплитуду,

Нелёгкий труд сращенья плоти,

Безумный этот, сладкий труд -

Переливаясь из запруд -

Как всё, покорное природе…

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Е. Евтушенко

* * *

Ты начисто притворства лишена,

когда молчишь со взглядом напряженным,

как лишена притворства тишина

беззвездной ночью в городе сожженном.

Он, этот город,- прошлое твое.

В нем ты почти ни разу не смеялась,

бросалась то в шитье, то в забытье,

то бунтовала, то опять смирялась.

Ты жить старалась из последних сил,

но, отвергая все живое хмуро,

Он, этот город, на тебя давил

угрюмостью своей архитектуры.

В нем изнутри был заперт каждый дом.

В нем было все недобро умудренным.

Он не скрывал свой тягостный надлом

и ненависть ко всем, кто не надломлен.

Тогда ты ночью подожгла его.

Испуганно от пламени метнулась,

и я был просто первым, на кого

ты, убегая, в темноте наткнулась,

Я обнял всю дрожавшую тебя,

и ты ко мне безропотно прижалась,

еще не понимая, не любя,

но, как зверек, благодаря за жалость,

И мы с тобой пошли... Куда пошли?

Куда глаза глядят. Но то и дело

оглядывалась ты, как там, вдали,

зловеще твое прошлое горело.

Оно сгорело до конца, дотла.

Но с той поры одно меня тиранит:

туда, где неостывшая зола,

тебя, как зачарованную, тянет.

И вроде ты со мной, и вроде нет.

На самом деле я тобою брошен.

Неся в руке голубоватый свет,

по пепелищу прошлого ты бродишь.

Что там тебе? Там пусто и темно!

О, прошлого таинственная сила!

Ты не могла его любить само,

ну а его руины - полюбила.

Могущественны пепел и зола.

Они в себе, наверно, что-то прячут.

Над тем, что так отчаянно сожгла,

по-детски поджигательница плачет.

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

"В тебе добро и свет..." - это была Елена Баринова.

Вот еще, например, её же:

Excuse me, dear Галина, я никоим образом не претендовала на авторство. Но это так, к слову...

А это уже для души:

Зитта Султанбаева

М о л ь б а

Храним будь моей мольбой!

Храним будь моей тоской!

Храним будь криком моим!

Храним будь взглядом святым!

Будь честен и прост!

Будь верен и строг!

Будь жив и не лги!

И не беги, не береди, не береги!

Да пребудет в тебя сила моя!

Храним будь моей мольбой

Храним будь моей тоской!

Храним будь криком моим!

Храним будь взглядом святым!

Да минует тебя чаша сия!

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Excuse me, dear Галина, я никоим образом не претендовала на авторство. Но это так, к слову...

То, что Вы не претендовали на авторство, понятно. Я о правилах темы - указывать автора, т.к. это интересно тем, кому понравилось и кто хотел бы еще что-нибудь почитать. А ко мне можно и без "dear", мэм.  :D

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Гость
Эта тема закрыта для публикации сообщений.
  • Недавно просматривали   0 пользователей

    • Ни один зарегистрированный пользователь не просматривает эту страницу.
  • Upcoming Events

    No upcoming events found
  • Recent Event Reviews


×

Важная информация

Правила форума Условия использования