Перейти к контенту
КАЗАХСТАНСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ФОРУМ

"О нас,математиках, говорят как о сухарях!"


Гость ВиК

Рекомендуемые сообщения

Дааа уж... Пусто что-то здесь, Владимир. Не иначе, как потому, что графоманов сюда не пускаете? :D

:horror: Возможно и так, Галина...

А возможно, - тема в своем сегодняшнем выражении себя исчерпала...В принципе, - писал когда-то

Владимир К. Offline

Эксперт

Статус: Members

Всего сообщений: 1382

Зарегистр.: Апрель 2003

Местонахождение: Алма-Ата

Написано: Август 12 2003,03:16

... Возможно, заглохнет сама по себе...

Вообще, честно говоря, открывал тему для того чтобы люди ЧИТАЛИ, читали что-либо, кроме интернетовских баек и анекдотов....

Это, - приоритетно.

Ну, - в то что народ читать будет, при любом развитии технологий (совершенно не означающем упадок интеллектуального развития :D ) - в это я верю.

Поэтому, - может быть, тему пора закрыть?

Безусловно, - воскреснет сама по себе, под другим названием, и вместе с другим инициатором...

Что скажете, коллеги (и не коллеги, - надеюсь, не только юристы заходят :shuffle: )???

Голосования никакого объявлять не буду, - ежели не будет аргументированных возражений в течение календарной недели (до 01 июня 2005 года), - закрою, пожалуй, тему...Удалять, - не буду, не для того открывалась..Читать, - одно дело, - пусть народ читает, ежели кто по архивам лазить будет...А писать, - если никто не хочет, - значит, теме пора на покой...Баюшки...

Изменено пользователем Vladimir K
Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

  • Ответы 842
  • Created
  • Последний ответ

Top Posters In This Topic

А писать, - если никто не хочет, - значит, теме пора на покой...

Да по такому принципу можно 3/4 тем на форуме закрыть... Форум вообще че-то в последнее время скучноватым стал - одни сугубо юридисские темы, а душевного общения и просто славного доброго флейма маловато...  :(  Может, потому что в мы в реале редко общаться стали, а?  :shuffle:

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Гость Валера

. Форум вообще че-то в последнее время скучноватым стал - одни сугубо юридисские темы, а душевного общения и просто славного доброго флейма маловато...  :(  Может, потому что в мы в реале редко общаться стали, а?  :horror:

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

. Форум вообще че-то в последнее время скучноватым стал - одни сугубо юридисские темы, а душевного общения и просто славного доброго флейма маловато...  :(  Может, потому что в мы в реале редко общаться стали, а?  :shuffle:

Даёшь реальное общение. :horror:

с приглашением всех, включая,  как их....международных, нет ....междугородних,  тьфу, короче - всех экспертов-форумчан.

:lam:    :lam:   :lam:   :ma:    :horror:  :horror:

ОЙ!  :no:

:grob:

-И мы в юности собирались, прослушивали компакт-диски,   танцевали, пели популярные песни ...Короче, это было такое чинное мероприятие, после которого наши подруги  выпучив глаза, бегали  и искали  денег на аборт, но до такого секса, как сейчас, у нас не доходило никогда.

:fkr:

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

. Форум вообще че-то в последнее время скучноватым стал - одни сугубо юридисские темы, а душевного общения и просто славного доброго флейма маловато...  :(  Может, потому что в мы в реале редко общаться стали, а?  :horror:

Даёшь реальное общение. :no:

с приглашением всех, включая,  как их....международных, нет ....междугородних,  тьфу, короче - всех экспертов-форумчан.

:horror:    :no:   :lam:   :lam:    :lam:  :shuffle:

ОЙ!  :no:

:horror:

-И мы в юности собирались, прослушивали компакт-диски,   танцевали, пели популярные песни ...Короче, это было такое чинное мероприятие, после которого наши подруги  выпучив глаза, бегали  и искали  денег на аборт, но до такого секса, как сейчас, у нас не доходило никогда.

:grob:

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

«ЛИТЕРАТУРА – ЭТО НОВОСТИ, КОТОРЫЕ НЕ УСТАРЕВАЮТ»                     ( Эзра Паунд)

Владимир К.! Уважая Вас всем сердцем за виртуальное обаяние, юридическую смекалку и Терминаторское телосложение, была искренне удивлена, столкнувшись с таким пессимистическим настроем к правому делу. Вот уж удивили, так удивили.

Есть вещи, которые должны быть, не смотря ни на что. Хорошая литература – принадлежность к искусству и красоте, которая, как известно каждому просвещенному человеку, спасет мир. Ваше уныние, так активно поддерживаемое сподвижниками по теме - это как развал веры, в самом лучшем смысле этого слова.

Вы наивно полагаете, что человек, не участвующий в Вашей теме непосредственно, путем популяризации прекрасной литературы, не испытывает к ней (теме) никакого интереса? Это ошибочное мнение, как правило, присущее душам тонким и трепетным (не смотря на мускулистые формы фотографии). Я НЕ ОСМЕЛИВАЮСЬ, что-либо советовать знатокам литературы, лишь по причине отсутствия изысканного литературного вкуса.Но Вам – не пристало так категорично относиться к вещам вечным, которые Вы имеете право лишь РЕКОМЕНДОВАТЬ, а не принимать наполеоновских решений по уничтожению КУЛЬТУРНО- ПРОСВЕТИТЕЛЬСКОГО РАЗДЕЛА ФОРУМА, даже не смотря на то, что тему открыли Вы.

К слову, хочу заметить, что Вы напрасно стенаете. Тема то у Вас сверх популярная. Только Вы отказываетесь это видеть. С точки зрения финансиста и хозяйственника (что может быть звучит не так элегантно в рамках высокой литературы) мне это очевидно.

Время существования темы в среднем – 630 дней.

За такое короткое время сформировался круг посетителей, обозначивших себя как искренние любители литературы. Даже разовое участие – показатель в такой области. Ваших сподвижников 37 человек. Эти 37 человек оставили 227 сообщений по теме (болтовня и базар исключены). Эти 227 сообщений привлекли внимание 8.054 посетителя (среднее число посещений без учета непосредственных участников). Фондоотдача – 9% годовых, при степени доходности возросшей в 35 раз за год. Мечта любого бизнесмена, принимая во внимание никогда не устаревающий моральный аспект человеческого фактора, что создает неограниченные возможности для дальнейшего роста этого показателя. Список Ваши сподвижников, всех, кто хоть раз принял участие в пополнении темы:

1 Владимир К.

2 Сержио

3 Чиновник

4 Аделино

5 Шекспир

6 Вовун

7 Свети

8 Легализ

9 Натали

10 Лоскутов

11 Юлия С.

12 d

13 Айка 555

14 Махмутов В

15 Адвокот

16 Жан

17 ВИК

18 Марголис

19 Федор

20 Настик

21 Галина

22 Таня

23 Эвитта

24 Алина

25 Алекс

26 Элишка

27 Анаконда

28 Вигос

29 Миледи

30 Марина

31 Радистка Кэт

32 Гермиона

33 Ханс

34 Маджести

35 Пепелац

36 Валикос

37 Дулча

По степени активности участников :

Владимир К           1 место      

75 сообщений - 33.04 %  темы

Галина                    2 место

41 сообщение  - 18.06 % темы

ВИК                        3 место

14 сообщений - 6.17 % темы

Легализ                   4 место

13 сообщений - 5.73 % темы

Анаконда                5 место

9 сообщений - 3.96 % темы

Марина                   5 место

9 сообщений - 3.96 % темы

Таня                        5 место

7 сообщений - 3.08 % темы

По степени избирательности литературы мне лично, хотелось бы отметить  Вас Владимир, Галину, Анаконду (всегда нравится, даже в теме далекой от литературы- он явный ценитель), Чиновника (бывшего Присяжного – очень понравилось), Вовуна и Марину. Но это личные предпочтения литературы, у других пользователей темы могут быть другие суждения.

Активность участников и посетителей высока в октябре, ноябре, декабре, январе, мае и июне. Такая цикличность видимо присуща особенностям  влияния  природно - погодного фактора на человека. Так называемые месяцы депрессий и влюбленностей – время расцвета темы. И это не удивительно. Тема очень созвучна с человеческой душой и настроением.

Ни одна другая, устойчиво злободневная, тема форума, как то :  «вечно молодой, вечно пьяный» подоходный налог с нерезидентов, заумный финансовый лизинг,   права человека, и даже  перемещение автотранспортного средства для личного пользования через границу РК- не могут соперничать с Вашей темой в плане посещаемости. Ваша тема – явный фаворит форума, собирающая народ по признаку тонкой духовной организации и любви к вечным ценностям.

Все остальное – нужно, важно, ценно – но не вечно. А ВЫ, Владимир К., с такой не простительной легкостью готовы расстаться со своим детищем. Трудитесь, не ленитесь.... Вплоть до полного одиночества. Лично я - обещаю всегда быть благодарным читателем.

А ночью на форуме всегда есть человек 5, и все они в Вашей теме.

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Polin, браво!  :shuffle: Если и после этого Владимир К. закроет тему, но он будет непонят... :horror: Хотя я в принципе против закрытия тем на форуме: пусть хоть так создается ощусчение, что форум еще живой...  :)
Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Постараюсь не быть патологически многословной.

Что за упаднические настроения тире рефлексия, дорогой Вы наш Владимир К.??? Вы теперь в составе группы «Рефлекс»?

Сдается мне, что Владимир К. поближе к концу мая играется в игру "Чем я тебя породил, тем я тебя и убью". Стыдно, батьку. Для постов нужно а) время; б) настроение; в)деньги. т.к. не у всех есть доступ к всяким там поэтическим сайтам.

Тема, безусловно, нужная – мозгам необходим качественный отдых. Более того, тема прививает вкус к литературе как таковой. Не к окололитературным бредням, кои пекутся сейчас как блины, а к настоящей прозе и поэзии. Для меня, например, поэзии практически не было. Убеждена была на 100%, что определенных авторов читать не стану. Да даже и тех, кого читала, воспринимала однобоко. Теперь, благодаря Марине, я узнала, что Евтушенко можно читать с удовольствием, благодаря Вовуну - что у Маяковского есть настоящий триллер в стихах про превращение человека в собаку. Потрясена была. Не говоря уже о  Вертинском, обожаемом Митяеве, Никольском и т.д., и т.п., которые прозвучали в теме. О существовании Елены Бариновой, например, я вообще не подозревала. Опять же, мэтры тут как-то резвились – Барского подвешивали. Весело было.

Так что бросьте скромничать, Владимир. НИВАводочка права - так можно все погрохать.

Тема эта как кактус – сидит себе в горшке, кушать не просит. Есть настроение – полил, нет – авось не засохнет. И спасибо Вам за это.

Наконец, прибегну к шантажу – закроете эту, уйдем к Создателю в Ассоциации!

А еще – у Марины вовсе не 3 с чем-то процентов. Просто как-то раз из темы исчезли все ее посты. Тож безобразие, между прочим.

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Значится, так. Поскольку реально АРГУМЕНТИРОВАННЫЕ возражения, - есть (Polin, Галина,- браво!), - вопрос о закрытии темы снимается с повестки дня. ТЕМЕ, - БЫТЬ!!!

Несмотря на всякие вражеские инсинуации (см. посты АвдоКота :shuffle: ), - людям это нужно...А это самое главное.

Илья Ильф, Евгений Петров(С)

ДВЕНАДЦАТЬ СТУЛЬЕВ

Отрывок

Рассказ о гусаре-схимнике

Блестящий гусар, граф Алексей Буланов, как правильно сообщил Бендер, был действительно героем аристократического Петербурга. Имя великолепного кавалериста и кутилы не сходило с уст чопорных обитателей дворцов по Английской набережной и со столбцов светской хроники. Очень часто на страницах иллюстрированных журналов появлялся фотографический портрет красавца-гусара -- куртка, расшитая бранденбурами и отороченная зернистым каракулем, высокие прилизанные височки и короткий победительный нос. За графом Булановым катилась слава участника многих тайных дуэлей, имевших роковой исход, явных романов с наикрасивейшими, неприступнейшими дамами света, сумасшедших выходок против уважаемых в обществе особ и прочувствованных кутежей, неизбежно кончавшихся избиением штафирок. Граф был красив, молод, богат, счастлив в любви, счастлив в картах и в наследовании имущества. Родственники его умирали быстро, и наследства их увеличивали и без того огромное богатство. Он был дерзок и смел. Он помогал абиссинскому негусу Менелику в его войне с итальянцами. Он сидел под большими абиссинскими звездами, закутавшись в белый бурнус, и глядел в трехверстную карту местности. Свет факелов бросал шатающиеся тени на прилизанные височки графа. У ног его сидел новый друг, абиссинский мальчик Васька*. Разгромив войска итальянского короля*, граф вернулся в Петербург вместе с абиссинцем Васькой. Петербург встретил героя цветами и шампанским. Граф Алексей снова погрузился в беспечную пучину наслаждений. О нем продолжали говорить с удвоенным восхищением, женщины травились из-за него, мужчины завидовали. На запятках графской кареты, пролетавшей по Миллионной, неизменно стоял абиссинец, вызывая своей чернотой и тонким станом изумление прохожих. И внезапно все кончилось. Граф Алексей Буланов исчез. Княгиня Белорусско-Балтийская*, последняя пассия графа, была безутешна. Таинственное исчезновение графа наделало много шуму. Газеты были полны догадками. Сыщики сбились с ног. Но все было тщетно. Следы графа не находились. Когда шум уже затихал, из Аверкиевой пустыни пришло письмо, все объяснившее. Блестящий граф, герой аристократического Петербурга, Валтасар XIX века -- принял схиму. Передавали ужасающие подробности. Говорили, что граф-монах носит вериги в несколько пудов, что он, привыкший к тонкой французской кухне, питается теперь только картофельной шелухой. Поднялся вихрь предположений. Говорили, что графу было видение умершей матери. Женщины плакали. У подъезда княгини Белорусско-Балтийской стояли вереницы карет. Княгиня с мужем принимали соболезнования. Рождались новые слухи. Ждали графа назад. Говорили, что это временное помешательство на религиозной почве. Утверждали, что граф бежал от долгов. Передавали, что виною всему несчастный роман. А на самом деле гусар пошел в монахи, чтобы постичь жизнь. Назад он не вернулся. Мало-помалу о нем забыли. Княгиня Балтийская познакомилась с итальянским певцом, а абиссинец Васька уехал на родину. В обители граф Алексей Буланов, принявший имя Евпла, изнурял себя великими подвигами. Он действительно носил вериги, но ему показалось, что этого недостаточно для познания жизни. Тогда он изобрел себе особую монашескую форму: клобук с отвесным козырьком, закрывающим все лицо, и рясу, связывающую движения. С благословения игумена он стал носить эту форму. Но и этого показалось ему мало. Обуянный гордыней смирения, он удалился в лесную землянку и стал жить в дубовом гробу. Подвиг схимника Евпла наполнил удивлением обитель. Он ел только сухари, запас которых ему возобновляли раз в три месяца. Так прошло двадцать лет. Евпл считал свою жизнь мудрой, правильной и единственно верной. Жить ему стало необыкновенно легко, и мысли его были хрустальными. Он постиг жизнь и понял, что иначе жить нельзя. Однажды он с удивлением заметил, что на том месте, где он в продолжение двадцати лет привык находить сухари, ничего не было. Он не ел четыре дня. На пятый день пришел неизвестный ему старик в лаптях и сказал, что мужики сожгли помещика, а монахов выселили большевики и устроили в обители совхоз. Оставив сухари, старик, плача, ушел. Схимник не понял старика. Светлый и тихий, он лежал в гробу и радовался познанию жизни. Старик-крестьянин продолжал носить сухари. Так прошло еще несколько никем не потревоженных лет. Однажды только дверь землянки растворилась, и несколько человек, согнувшись, вошли в нее. Они подошли к гробу и принялись молча рассматривать старца. Это были рослые люди в сапогах со шпорами, в огромных галифе и с маузерами в деревянных полированных ящиках. Старец лежал в гробу, вытянув руки, и смотрел на пришельцев лучезарным взглядом. Длинная и легкая серая борода закрывала половину гроба. Незнакомцы зазвенели шпорами, пожали плечами и удалились, бережно прикрыв за собою дверь. Время шло. Жизнь раскрылась перед схимником во всей своей полноте и сладости. В ночь, наступившую за тем днем, когда схимник окончательно понял, что все в его познании светло, он неожиданно проснулся. Это его удивило. Он никогда не просыпался ночью. Размышляя о том, что его разбудило, он снова заснул и сейчас же опять проснулся, чувствуя сильное жжение в спине. Постигая причину этого жжения, он старался заснуть, но не мог. Что-то мешало ему. Он не спал до утра. В следующую ночь его снова кто-то разбудил. Он проворочался до утра, тихо стеная и, незаметно для самого себя, почесывая руки. Днем, поднявшись, он случайно заглянул в гроб. Тогда он понял все. По углам его мрачной постели быстро перебегали вишневого цвета клопы. Схимнику сделалось противно. В этот же день пришел старик с сухарями. И вот подвижник, молчавший двадцать лет, заговорил. Он попросил принести ему немножко керосину. Услышав речь великого молчальника, крестьянин опешил. Однако, стыдясь почему-то и пряча бутылочку, он принес керосин. Как только старик ушел, отшельник дрожащей рукой смазал все швы и пазы гроба. Впервые за три дня Евпл заснул спокойно. Его ничто не потревожило. Смазывал он керосином гроб и в следующие дни. Но через два месяца понял, что керосином вывести клопов нельзя. По ночам он быстро переворачивался и громко молился, но молитвы помогали еще меньше керосина. Прошло полгода в невыразимых мучениях, прежде чем отшельник обратился к старику снова. Вторая просьба еще больше поразила старика. Схимник просил привезти ему из города порошок "Арагац" против клопов. Но и "Арагац" не помог. Клопы размножались необыкновенно быстро и кусали немилосердно. Могучее здоровье схимника, которое не могло сломить двадцатипятилетнее постничество, -- заметно ухудшалось. Началась темная отчаянная жизнь. Гроб стал казаться схимнику Евплу омерзительным и неудобным. Ночью, по совету крестьянина, он лучиною жег клопов. Клопы умирали, но не сдавались. Было испробовано последнее средство -- продукты бр. Глик -- розовая жидкость с запахом отравленного персика под названием "Клопин". Но и это не помогло. Положение ухудшалось. Через два года от начала великой борьбы отшельник случайно заметил, что совершенно перестал думать о смысле жизни, потому что круглые сутки занимался травлей клопов. Тогда он понял, что ошибся. Жизнь так же, как и двадцать пять лет тому назад, была темна и загадочна. Уйти от мирской тревоги не удалось. Жить телом на земле, а душою на небесах оказалось невозможным. Тогда старец встал и проворно вышел из землянки. Он стоял среди темного зеленого леса. Была ранняя сухая осень. У самой землянки выперлось из-под земли целое семейство белых грибов-толстобрюшек. Неведомая птаха сидела на ветке и пела solo. Послышался шум проходящего поезда. Земля задрожала. Жизнь была прекрасна. Старец, не оглядываясь, пошел вперед. Сейчас он служит кучером конной базы Московского коммунального хозяйства.

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

вопрос о закрытии темы снимается с повестки дня. ТЕМЕ, - БЫТЬ!!!

Ну, слава Богу - разрушительно-закрывательный кризис, овладевший Владимиром К., побежден!  :shuffle: Теперь Вы, Владимир, как истинный жентльмен, просто-таки обязаны угостить всех очаровательных поклонниц Вашей темы пывом! :horror: Или слабо? :biggrin2:

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Теперь Вы, Владимир, как истинный жентльмен, просто-таки обязаны угостить всех очаровательных поклонниц Вашей темы пывом! :shuffle: Или слабо? :biggrin2:

Вот так всегда - что и следовало доказать - начинается с высоких материй, а заканчивается...  :horror:

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Гость Валера

«ЛИТЕРАТУРА – ЭТО НОВОСТИ, КОТОРЫЕ НЕ УСТАРЕВАЮТ»                     ( Эзра Паунд)

Владимир К.!

Список Ваши сподвижников, всех, кто хоть раз принял участие в пополнении темы:

1 Владимир К.

2 Сержио

3 Чиновник

..................

36 Валикос

37 Дулча

Ни одна другая, устойчиво злободневная, тема форума, как то :  «вечно молодой, вечно пьяный» .....

А ночью на форуме всегда есть человек 5, и все они в Вашей теме.

О, Polin  !   :horror:

Как ты  задела больно мой честь и мужское достоинство.

Могла хотя бы по знакомству поднять мой рейтинг повыше.

Ты ведь меня всего знаешь, на что я способен.

Но благодарю :shuffle:

за то, что хучь не последний.

Обрати внимание,   как меня возвысил  автор темы, лет так на ......дцать как минимум.

Владимир :horror:

И ещё вопрос Polin.

Хто это такой: «вечно молодой, вечно пьяный» ..... :horror:

из тех 5, которые ночью всегда вместе с Вами ?

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

:D

ВАЛИКОС! Владимир К. Вам грубо льстил, ввиду хорошего воспитания! Его дедушек и девушек учили не обижать!

Уж кто, как не я, знаю Ваши "изумительные" способности, сообразно которым Вам и присвоен порядковый номер.

Не засоряйте благородную тему. Идите в "налоги и бухучет", там можно и погадить, принимая во внимание "патриотический" настрой граждан по отношению к налогам.

А ЭТУ СВЯТУЮ ТЕМУ НЕ ТРОНЬТЕ!!!

Владимир! Простите моего вечно пьяного, вечно старого  воздыхателя! Забираю....на задворки форума. Творите в благости и покое.  :shuffle:

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

ВИКТОР ЦОЙ

СЛЕДИ ЗА СОБОЙ...

Сегодня кому-то говорят, -  до свиданья!

Завтра скажут: прощай навсегда..

Заалеет сердечная рана...

Завтра кто-то, вернувшись домой

Застанет в руинах

свои города...

Кто-то сорвется

С высотного крана.

Следи за собой,

Будь осторожен!

Следи за собой...

Завтра кто-то,  утром в постели

Поймет что болен,

Неизлечимо...

Кто-то выйдя из дома,

Попадет под машину...

Завтра где-то, - в одной из больниц

Дрогнет рука молодого хирурга...

Кто-то в лесу наткнется на мину!

Следи за собой

Будь осторожен

Следи за собой...

Hочью над нами

Пролетел самолет

Завтра, он,

Упадет в океан

Погибнут все пассажиры...

Завтра где-то

Кто знает где, -

Война!

Эпидемия!

Снежный буран...

Космоса черные дыры...

Следи за собой

Будь осторожен

Следи за собой...

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

  • 2 weeks later...

Антон Павлович Чехов  

Спать хочется

Рассказ

Ночь. Нянька Варька, девочка лет тринадцати, качает колыбель, в которой лежит ребенок, и чуть слышно мурлычет:

- Баю-баюшки-баю, а я песенку спою...

Перед образом горит зеленая лампадка; через всю комнату от угла до угла тянется веревка, на которой висят пеленки и большие черные панталоны. От лампадки ложится на потолок большое зеленое пятно, а пеленки и панталоны бросают длинные тени на печку, колыбель, на Варьку... Когда лампадка начинает мигать, пятно и тени оживают и приходят в движение, как от ветра. Душно. Пахнет щами и сапожным товаром.

Ребенок плачет. Он давно уже осип и изнемог от плача, но все еще кричит, и неизвестно, когда он уймется. А Варьке хочется спать. Глаза ее слипаются, голову тянет вниз, шея болит. Она не может шевельнуть ни веками, ни губами, и ей кажется, что лицо ее высохло и одеревенело, что голова стала маленькой, как булавочная головка.

— Баю-баюшки-баю, — мурлычет она, — тебе кашки наварю...

В печке кричит сверчок. В соседней комнате, за дверью, похрапывает хозяин и подмастерье Афанасий... Колыбель жалобно скрипит, сама Варька мурлычет—и все это сливается в ночную, убаюкивающую музыку, которую так сладко слушать, когда ложишься в постель. Теперь же эта музыка только раздражает и гнетет, потому что она вгоняет в дремоту, а спать нельзя; если Варька, не дай бог, уснет, то хозяева прибьют ее.

Лампадка мигает. Зеленое пятно и тени приходят в движение, лезут в полуоткрытые, неподвижные глаза Варьки и в ее наполовину уснувшем мозгу складываются в туманные грезы. Она видит темные облака, которые гоняются друг за другом по небу и кричат, как ребенок. Но вот подул ветер, пропали облака, и Варька видит широкое шоссе, покрытое жидкою грязью; по шоссе тянутся обозы, плетутся люди с котомками на спинах, носятся взад и вперед какие-то тени; по обе стороны сквозь холодный, суровый туман видны леса. Вдруг люди с котомками и тенями падают на землю в жидкую грязь. «Зачем это?» — спрашивает Варька. «Спать, спать!» — отвечают ей. И они засыпают крепко, спят сладко, а на телеграфных проволоках сидят вороны и сороки, кричат, как ребенок, и стараются разбудить их.

— Баю-баюшки-баю, а я песенку спою... — мурлычет Варька и уже видит себя в темной, душной избе.

На полу ворочается ее покойный отец Ефим Степанов. Она не видит его, но слышит, как он катается от боли по полу и стонет. У него, как он говорит, «разыгралась грыжа». Боль так сильна, что он не может выговорить пи одного слова и только втягивает в себя воздух и отбивает зубами барабанную дробь:

— Бу-бу-бу-бу...

Мать Пелагея побежала в усадьбу к господам сказать, что Ефим помирает. Она давно уже ушла, и пора бы ей вернуться. Варька лежит на печи, не спит и прислушивается к отцовскому «бу-бу-бу». Но вот слышно, кто-то подъехал к избе. Это господа прислали молодого доктора, который приехал к ним из города в гости. Доктор входит в избу; его не видно в потемках, но слышно, как он кашляет и щелкает дверью.

— Засветите огонь, — говорит он.

— Бу-бу-бу... — отвечает Ефим.

Пелагея бросается к печке и начинает искать черепок со спичками. Проходит минута в молчании. Доктор, порывшись в карманах, зажигает свою спичку.

— Сейчас, батюшка, сейчас, — говорит Пелагея, бросается вон из избы и немного погодя возвращается с огарком.

Щеки у Ефима розовые, глаза блестят и взгляд как-то особенно остр, точно Ефим видит насквозь и избу и доктора.

— Ну, что? Что ты это вздумал? — говорит доктор, нагибаясь к нему. — Эге! Давно ли это у тебя?

— Чего-с? Помирать, ваше благородие, пришло время... Не быть мне в живых...

— Полно вздор говорить... Вылечим!

— Это как вам угодно, ваше благородие, благодарим покорно, а только мы понимаем... Коли смерть пришла, что уж тут.

Доктор с четверть часа возится с Ефимом; потом поднимается и говорит:

— Я ничего не могу поделать... Тебе нужно в больницу ехать, там тебе операцию сделают. Сейчас же поезжай... Непременно поезжай! Немножко поздно, в больнице все уже спят, но это ничего, я тебе записочку дам. Слышишь?

— Батюшка, да на чем же он поедет? — говорит Пелагея. —У нас нет лошади.

— Ничего, я попрошу господ, они дадут лошадь. Доктор уходит, свеча тухнет, и опять слышится «бу-бу-бу»... Спустя полчаса к избе кто-то подъезжает. Это господа прислали тележку, чтобы ехать в больницу. Ефим собирается и едет...

Но вот наступает хорошее, ясное утро. Пелагеи нет дома: она пошла в больницу узнать, что делается с Ефимом. Где-то плачет ребенок, и Варька слышит, как кто-то ее голосом поет:

— Баю-баюшки-баю, а я песенку спою.

Возвращается Пелагея; она крестится и шепчет:

— Ночью вправили ему, а к утру богу душу отдал... Царство небесное, вечный покой... Сказывают, поздно захватили... Надо бы раньше...

Варька идет в лес и плачет там, но вдруг кто-то бьет ее по затылку с такой силой, что она стукается лбом о березу. Она поднимает глаза и видит перед собой хозяина-сапожника.

— Ты что же это, паршивая? — говорит он. —• Дитё плачет, а ты спишь?

Он больно треплет ее за ухо, а она встряхивает головой, качает колыбель и мурлычет свою песню. Зеленое пятно и тени от панталон, и пеленок колеблются, мигают ей и скоро опять овладевают ее мозгом. Опять она видит шоссе, покрытое жидкой грязью. Люди с котомками на спинах и тени разлеглись и крепко спят. Глядя на них, Варьке страстно хочется спать; она легла бы с наслаждением, но мать Пелагея идет рядом и торопит ее. Обе они спешат в город наниматься.

— Подайте милостынки Христа ради! — просит мать у встречных. — Явите божескую милость, господа милосердные!

— Подай сюда ребенка!—отвечает ей чей-то знакомый голос. — Подай сюда ребенка! — повторяет тот же голос, но уже сердито и резко. — Спишь, подлая?

Варька вскакивает и, оглядевшись, понимает, в чем дело: нет ни шоссе, ни Пелагеи, ни встречных, а стоят посреди комнатки одна только хозяйка, которая пришла покормить своего ребенка. Пока толстая, плечистая хозяйка кормит и унимает ребенка, Варька стоит, глядит на нее и ждет, когда она кончит. А за окнами уже синеет воздух, тени и зеленое пятно на потолке заметно бледнеют. Скоро утро.

— Возьми! — говорит хозяйка, застегивая на груди сорочку. — Плачет. Должно, сглазили.

Варька берет ребенка, кладет его в колыбель и опять начинает качать. Зеленое пятно и тени мало-помалу исчезают, и уж некому лезть в ее голову и туманить мозг. А спать хочется по-прежнему, ужасно хочется! Варька кладет голову на край колыбели и качается всем туловищем, чтобы пересилить сон, но глаза все-таки слипаются, и голова тяжела.

— Варька, затопи печку! — раздается за дверью голос хозяина.

Значит, уже пора вставать и приниматься за работу. Варька оставляет колыбель и бежит в сарай за дровами. Она рада. Когда бегаешь и ходишь, Спать уже не так хочется, как в сидячем положении. Она приносит дрова, топит печь и чувствует, как расправляется ее одеревеневшее лицо и как проясняются мысли.

— Варька, поставь самовар! — кричит хозяйка.

Варька колет лучину, но едва успевает зажечь их и сунуть в самовар, как слышится новый приказ:

— Варька, почисть хозяину калоши!

Она садится на пол, чистит калоши и думает, что хорошо бы сунуть голову в большую, глубокую калошу и подремать в ней немножко... И вдруг калоша растет, пухнет, наполняет собою всю комнату, Варька роняет щетку, но тотчас же встряхивает головой, пучит глаза и старается глядеть так, чтобы предметы не росли и не двигались в ее глазах.

— Варька, помой снаружи лестницу, а то от заказчиков совестно!

Варька моет лестницу, убирает комнаты, потом топит другую печь и бежит в лавочку. Работы много, нет ни одной минуты свободной.

Но ничто так не тяжело, как стоять на одном месте перед кухонным столом и чистить картошку. Голову тянет к столу, картошка рябит в глазах, нож валится из рук, а возле ходит толстая, сердитая хозяйка с засученными рукавами и говорит так громко, что звенит в ушах. Мучительно также прислуживаясь за обедом, стирать, шить. Бывают минуты, когда хочется, ни на что не глядя, повалиться на пол и спать.

День проходит. Глядя, как темнеют окна, Варька сжимает себе деревенеющие виски и улыбается, сама не зная чего ради. Вечерняя мгла ласкает ее слипающиеся глаза и обещает ей скорый, крепкий сон. Вечером к хозяевам приходят гости.

— Варька, ставь самовар! — кричит хозяйка. Самовар у хозяев маленький, и, прежде чем гости напиваются чаю, приходится подогревать его раз пять. После чаю Варька стоит целый час на одном месте, глядит на гостей и ждет приказаний.

— Варька, сбегай купи три бутылки пива! Она срывается с места и старается бежать быстрее, чтобы прогнать сон.

— Варька, сбегай за водкой! Варька, где штопор? Варька, почисть селедку!

Но вот наконец гости ушли; огни тушатся, хозяева ложатся спать.

— Варька, покачай ребенка! — раздается последний приказ.

В печке кричит сверчок; зеленое пятно на потолке и тени от панталон и пеленок опять лезут в полуоткрытые глаза Варьки, мигают и туманят ей голову.

— Баю-баюшки-баю, — мурлычет она, — а я песенку спою...

А ребенок кричит и изнемогает от крика. Варька видит опять грязное шоссе, людей с котомками, Пелагею, отца Ефима. Она все понимает, всех узнает, но сквозь полусон она не может только никак понять той силы, которая сковывает ее по рукам и по ногам, давит ее и мешает ей жить. Она оглядывается, ищет эту силу, чтобы избавиться от нее, но не находит. Наконец, измучившись, она напрягает все свои силы и зрение, глядит вверх на мигающее зеленое пятно и, прислушавшись к крику, находит врага, мешающего ей жить.

Этот враг — ребенок.

Она смеется. Ей удивительно: как это раньше она не могла понять такого пустяка? Зеленое пятно, тени и сверчок тоже, кажется, смеются и удивляются.

Ложное представление овладевает. Варькой. Она встает с табурета и, широко улыбаясь, не мигая глазами, прохаживается по комнате. Ей приятно и щекотно от мысли, что она сейчас избавится от ребенка, сковывающего ее по рукам и ногам... Убить ребенка, а потом спать, спать, спать...

Смеясь, подмигивая и грозя зеленому пятну пальцами, Варька подкрадывается к колыбели и наклоняется к ребенку. Задушив его, она быстро ложится на пол, смеется от радости, что ей можно спать, и через минуту спит уже крепко, как мертвая...

1888 г.

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Уважаемые коллеги и...м-м-м...Единомышленники, к каковым я отношу всех посетителей  и участников данной темы....Вот наткнулся случайно, - мне понравилось Поэтическая тема на Нави
Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

А по-моему они там все того... :shuffle: грррафоманы.

Такое любой сможет.

Стою я на краю обрыва,

И одиночество со мной!

Все в этой жизни мне немило

Из-за того. что ты с другой!

Как??! Сила!

Или еще вот могу:

Когда стихи не по уму,

Они не надо никому!

Куда как лучше классическое, родное:

"После завтрака в столовой Ляпис снова принялся за работу. Белые его брюки мелькали в темноте коридоров. Он входил в редакции и продавал многоликого Гаврилу.

В "Кооперативную флейту" Гаврила был сдан под названием "Эолова флейта".

Служил Гаврила за прилавком, Гаврила флейтой торговал...

Простаки из толстого журнала "Лес, как он есть" купили у Ляписа небольшую поэму "На опушке". Начиналась она так:

Гаврила шел кудрявым лесом, Бамбук Гаврила порубал.

Последний за этот день Гаврила занимался хлебопечением. Ему нашлось место в редакции "Работника булки". Поэма носила длинное и грустное название: "О хлебе, качестве продукции и о любимой"*. Поэма посвящалась загадочной Хине Члек*. Начало было по-прежнему эпическим:

Служил Гаврила хлебопеком, Гаврила булку испекал...

Посвящение, после деликатной борьбы, выкинули".

За Чехова большое спасибо. Хоть и заученный-зачитанный, все равно любимый рассказ, хоть и грустный...

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Гость Старый Пепелац

Тоже вроде, - читанное-перечитанное...Теми кто читает или читал. А вообще, народ сейчас читает?

Сергей Есенин

СОБАКЕ КАЧАЛОВА

Дай, Джим, на счастье лапу мне,

Такую лапу не видал я сроду.

Давай с тобой полаем при луне

На тихую, бесшумную погоду.

Дай, Джим, на счастье лапу мне.

Пожалуйста, голубчик, не лижись.

Пойми со мной хоть самое простое.

Ведь ты не знаешь, что такое жизнь,

Не знаешь ты, что жить на свете стоит.

Хозяин твой и мил и знаменит,

И у него гостей бывает в доме много,

И каждый, улыбаясь, норовит

Тебя по шерсти бархатной потрогать.

Ты по-собачьи дьявольски красив,

С такою милою доверчивой приятцей.

И, никого ни капли не спросив,

Как пьяный друг, ты лезешь целоваться.

Мой милый Джим, среди твоих гостей

Так много всяких и невсяких было.

Но та, что всех безмолвней и грустней,

Сюда случайно вдруг не заходила?

Она придет, даю тебе поруку.

И без меня, в ее уставясь взгляд,

Ты за меня лизни ей нежно руку

За все, в чем был и не был виноват.

1925

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Эйс Криге

ЗАХВАТ ВЫСОТКИ

    "Нет ни ран, ни контузий, - сказал он, - обычная

    дизентерия". Неужто рисуется? - думаешь ты.

    А иначе зачем же рассказывать все эти жуткие

    вещи?

    Он сидел на краю одеяла и, ноги босые спустивши

    с кровати, в одном лишь больничном белье, -

    залюбуешься: юное тело, поджарое, цвета

    гранатовой шкурки, притом с золотистым

    оттенком,

    и по мускулам, словно играя, скользила волна, -

    так же утренней ранью прилив набегает на топкую

    мель

    (это парень закидывал ногу одну на другую).

    Он с охотой о смерти полковника нам доложил

    и о смерти майора:

    "Нет, полковник под пули не лез, вероятно - шальная.

    А может быть, снайпер, не знаю.

    Прямо в лоб, в серединку. Такая совсем аккуратная

    круглая дырка, размером примерно с трехпенсовик.

    Так и упал, как подкошенный, хлоп, и каюк.

    Ну, а дальше пришлось нас майору вести

    по открытому месту: пройти от оврага к высотке,

    он шагал далеко впереди, по нему и прицелились -

    больно мишень хороша, застрочил пулемет

    из лощины, и так застрочил, что его рассекло

    пополам, он упал, но скомандовать все же успел:

    "Стоп! Стоять где стоите! Не смейте ко мне

    подходить, остолопы! Вон там пулемет

    на уступке, пониже - второй, может быть,

    там и два... Подтянуть миномет! Остальные

    в укрытие, живо!.."

    Попытался еще приподняться, в конвульсиях тут же

    задергался и захлебнулся в крови.

    Вот уж был человек, настоящий солдат, вот что

    прежняя значит закалка!"

    Дотянувшись до спичек, он взял сигарету, размял,

    прикурил и продолжил:

    "Словом, десять минут или больше чуть-чуть

    миновало, и вот на высотке нашли мы не то

    чтобы просто блиндаж,

    а скорее - нору, и внутри на соломе - ну, просто

    потеха, ну, прямо клопы на ковре, - макаронники

    дрыхли, их трое там было...

    По бокам - молодые, небритые эдак с неделю,

    а тот, что лежал посредине, и вовсе щетиной

    зарос - это все, что успел я заметить..."

    Он как будто закончил рассказ, шевельнулся,

    и волосы легкою русой волной опустились

    ему на лицо,

    и сквозь пряди случайно поймал я скользящие

    отблески глаз голубых

    и припомнил: когда начинается лето,

    так сверкают лазурные лужи в кустарниках желтых,

    что в лощинах растут мыса Доброй Надежды.

    "Я приткнул их штыком, одного за другим,

    потихонечку так, тык под сердце, и делу конец,

    тут ведь главное ткнуть в надлежащее место,

    никто и не пикнул..."

    Нет, ни крохи садизма, ни гордости зверской,

    ни жажды кровавой, ни злобы, ни гордости,

    ни ликованья,

    никаких выдающихся чувств не звучало в рассказе его.

    Повествует, казалось, он скажем, о матче по регби,

    что не очень-то был интересен ему

    и в котором он даже не знал, за кого и болеть-то.

    И, взглянувши в глаза ему,

    снова я был поражен

    их громадностью, их чистотой, синевой -

    о, как молоды были они, как невинны.

    Аддис-Абеба, 1941, май

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Юрий Давыдович Левитанский

* * *

Светлый праздник бездомности,

тихий свет без огня,

ощущенье бездонности

августовского дня.

      Ощущенье бессменности      

      пребыванья в тиши    

      и почти что бессмертности  

      нашей грешной души.

Вот и кончено полностью,

вот и кончено с ней,

этой маленькой повестью

наших судеб и дней.          

       Наших дней, перемеченных        

       торопливой судьбой,        

       наших двух переменчивых,

       наших судеб с тобой.

Полдень пахнет кружением

дальних рощ и лесов

пахнет вечным движением

привокзальных часов.  

        Ощущенье беспечности,  

        как скольженье на льду.

        Запах ветра и вечности  

       от скамеек в саду.

От рассвета до полночи -

тишина и покой,

никакой будто горечи

и беды никакой.    

      Только полночь опустится  

       как догадка о том,      

      что со счета не сбросится    

      ни сейчас, ни потом.

Что со счета не сбросится,

ни потом, ни сейчас,

и что с нас еще спросится,

еще спросится с нас.

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Гость Старый Пепелац

СПИД

Земфира Рамазанова(С)

Я сняла наушники,

             слушала ветер...

В открытые двери

              пустой маршрутки,

Ветер рассказал мне

              О страшном секрете,

Мол нам остаются

              Последние сутки...

     А у тебя СПИД, и значит мы умрем!!!

     У тебя СПИД и значит мы умрем...

     Но у тебя СПИ-И-ИД,

     И значит мы умрем...

     У тебя... и значит мы...

Будем глотать

               в больнице лекарства,

Не думать про завтра

               не включать телевизор

На карте искать  

               тридесятое царство

А вдруг повезет

               и достанутся визы...

    А у тебя СПИД, и значит мы умрем!!!

    У тебя СПИД и значит мы умрем...

     Но у тебя СПИ-И-ИД,

     И значит мы умрем...

     У тебя... и значит мы...

   

Не расчитались с долгами,

                               свинтили!

До скорого мама,

                          ключи у соседки!

Я дула на веки

                           пока не остыли...

И плакали ивы  

                           и ставили метки....

Не видел ленивый

                        в газете заметки что...

    А у тебя СПИД и мы далеко!!!

    Но у тебя СПИД и мы далеко!!!

    Но у тебя СПИ-И-ИД и мы далеко...

    Но у тебя... и значит мы...  

    Но у тебя СПИД и значит мы умрем

    А у тебя СПИД и значит мы умрем

    Но у тебя СПИ-И-ИД и значит мы умрем

    Но у тебя... и значит мы...

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

БАЛЛАДА О ЖЕЛАНИИ

    Мне было шесть, - я плакал оттого,

    что у меня тряпичной куклы нет,

    такой, какая есть у Виолет.

    Досталась кукла мне на Рождество,

    но через десять или двадцать дней

    я начисто уже забыл о ней.

    А позже старый летчик, наш сосед,

    меня вгонял своим рассказом в дрожь:

    был так велик его авторитет,

    что верил я в любые чудеса,

    и этот миг на сказку был похож -

    мечта несла меня под небеса.

    Желание, когда же ты уйдешь?

    В двенадцать мне казалось, например:

    нет ничего прекрасней длинных брюк

    и длинной трубки, чтобы все вокруг

    мне говорили вежливое "сэр".

    Достались брюки очень скоро мне,

    и я решил, что взрослым стал вполне.

    Мне много денег привалило вдруг,

    вокруг меня крутилась молодежь,

    и протрезвиться было недосуг, -

    но деньги и попойки - суета:

    захочешь ли устраивать кутеж,

    когда опять заявится мечта?

    Желание, когда же ты уйдешь?

    На пляже я валялся вместе с Фит,

    глядел и думал: "Бедра - первый класс".

    Но, поигравши с нею в третий раз,

    я обнаружил, что по горло сыт -

    ее походкой, взглядом, ниткой бус,

    короче, виноград утратил вкус.

    У этой - профиль, а у той - анфас,

    от перемены - счастья ни на грош.

    Я с любящей женой живу сейчас,

    и сын растет - у нас покой и тишь.

    Но вот однажды станет невтерпеж,

    и ты опять за юбкой побежишь...

    Желание, когда же ты уйдешь?

    Я пробовал солому закурить,

    хоть куреву еще не знал цены.

    Но сигареты так же, как штаны,

    мне кто-то догадался подарить.

    Явилась дагга вместо сигарет,

    но радости и в дагге тоже нет.

    Иные пьют с весны и до весны,

    но копится в душе, покуда пьешь,

    осадок солоней морской волны.

    Сегодня не курю я и не пью,

    но жажда, жажда, словно острый нож,

    осуждена тиранить жизнь мою.

    Желание, когда же ты уйдешь?

    У нас не жизнь, а форменный курьез.

    Смеются все над нашею страной.

    С рожденья заучи, что ты цветной,

    потомок Хама, шелудивый пес.

    В родной стране - учти! - и речи нет

    о поступленье в университет,

    ты - отщепенец, пария, чумной

    и должен быть раздавлен, словно вошь.

    Будь белым и - вся жизнь передо мной

    была бы, словно завтрак на столе.

    Я был бы здесь превыше всех вельмож -

    но хорошо ли белым на земле?

    Желание, когда же ты уйдешь?

    Пока что молод я и полон сил,

    я полон жизнью, как водой - река.

    Но все же вечной юности пока

    никто еще себе не испросил.

    Все то, чем жизнь сверкает, без следа

    сотрут во прах недолгие года.

    О жажда, ты безмерно велика,

    ты гложешь святотатцев и святош,

    но в час, когда костлявая рука

    потянется к волчку моей души -

    ты моего покоя не тревожь

    и встретить смерть достойно разреши.

    Желание, когда же ты уйдешь?

   Эйс Криге

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

  • 2 weeks later...

Роберт Рождественский

ПАМЯТИ ХЕМИНГУЭЯ

Уходят,

    уходят могикане.

Дверей не тронув.

Половицами не скрипнув.

Без проклятий уходят.

Без криков.

Леденея.

Навсегда затихая.

Их проклинали

         лживо,

хвалили

лживо.

Их возносили.

От них отвыкали...

Могикане

удивлялись и жили.

Усмехались и жили

могикане.

Они говорили странно,

поступали странно.

Нелепо.

   Неумно.

        Неясно...

И ушли,

не испытав

     страха.

Так и не научившись

бояться.

Ушли.

Оставили

   ветер весенний.

Деревья,

посаженные своими руками.

Ушли.

Оставили

    огромную землю,

которой...

Очень нужны!!!???

Могикане...

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Я ни разу за морем не был

Сердце тешит привычная мысль

Там такое же синее небо

И такая же сложная жизнь

Может там веселей и богаче

Ярче краски и лето теплей

Только так же от боли там плачут

Так же в муках рожают детей

Может я не совсем понимаю

Явной выгоды тайных измен

Отчего-то я чаще теряю

Ничего не имея взамен

За какими же новыми благами

Вольным воля спасённому рай

Всё бегут притворяясь бродягами

Пилигримы в неведомый край

Что задумано сделано пройдено

Бросишь всё ни о чём не скорбя

Только где-то кончается Родина

Если Родина есть у тебя

Оглянись на прощанье и вот она

Под ногами чужая земля

То ли птицы летят перелётные

То ли крысы бегут с корабля

А.Романов,  "Воскресенье"

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Гость
Эта тема закрыта для публикации сообщений.
  • Недавно просматривали   0 пользователей

    • Ни один зарегистрированный пользователь не просматривает эту страницу.
  • Upcoming Events

    No upcoming events found
  • Recent Event Reviews


×

Важная информация

Правила форума Условия использования