Перейти к контенту
КАЗАХСТАНСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ФОРУМ
AnonimTV

Чёрное золото Казахстана. Жидкое и в виде зёрен. На наш век хватит?

Рекомендуемые сообщения

АТЫРАУСКАЯ ОБЛАСТЬ.
ВЯЧЕСЛАВ АФАНАСЬЕВ, КОРЕННОЙ ЖИТЕЛЬ ГОРОДА АТЫРАУ
Даже был анекдот, BBC передавали, что в Советском Союзе в Казахстане есть город Жумыскер, где черную икру едят ложками. Но конечно мы ее ложками ели, что же ее пальцем что ли есть? 
Воспоминания местных жителей кажутся сказкой. Но эти времена были реальностью не так давно, если 33-летний заместитель акима города Атырау тоже застал обилие дорогого продукта в ежедневном рационе питания. 
МЕЙРИМ КАЛАУИ, ЗАМЕСТИТЕЛЬ АКИМА ГОРОДА АТЫРАУ
Были времена, когда мы детьми открывали холодильник и там полный холодильник стоял икры. И не было хлеба, чтобы покушать эту игру. Вот это действительно то, что я своими глазами видел. Люди выбрасывали эту рыбу на берегу, чтобы только взять эту икру. Такие времена были. И массово это всё делалось, и результатом этого является сегодняшний день. 
Теперь о былой осетрово-икорной славе Атырау напоминает лишь эта статуя перед зданием городского акимата. А ещё открытая несколько лет назад ферма по искусственному выращиванию царской рыбы.
БОЛАТ ЖАНИЯЗОВ, ГЛАВНЫЙ МЕНЕДЖЕР ОСЕТРОВОЙ ФЕРМЫ
Чтобы получить икру осетра в естественных условиях, рыба должна прожить не менее 12-ти лет, в наших условиях - 8 лет. 
Годы ожидания с лихвой покрывает стоимость продукта. В рознице килограмм отборной черной икры продают за 350 тысяч тенге. И это стартовая цена. Именно поэтому нашей съемочной группе разрешили снимать «живое черное золото» только на территории фермы и без дегустации. Скудное состояние рыболовства в некогда промысловом городе ощущается особенно явственно во время прогулки по берегу реки Урал. Десятки жителей часами пытаются добыть приличный улов. Но везет далеко не каждому. 
ВЯЧЕСЛАВ АФАНАСЬЕВ, КОРЕННОЙ ЖИТЕЛЬ ГОРОДА АТЫРАУ
Рыбаки сейчас, смотрю, сторожку вот такую ловят, мы раньше не ловили, кошкам отдавали. Икра была постоянно на столе. Особенно такая -  блестящая, которая режется ножом. Не то, что в банке размазня. Так что мне повезло, что я жил очень плохо. В смысле ни яблок, ни фруктов не было, пока не выросли. А питался в основном, как говорят, плохо - черной икрой да чёрным хлебом.. 
На добычу другого «черного золота» Атырауского края нет запрета, напротив – благословение. В области порядка 40 предприятий с приставкой «нефте». Добывают, транспортируют и перерабатывают. Благодаря им, регион является одним из главных поставщиков денег в государственную казну. Однако у больших доходов есть своё большое НО, и имя ему сероводород. 
ЕРБОЛАТ АБДРАХМАНОВ, СУПЕРВАЙЗЕР ПО ОХРАНЕ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ
Сероводород - токсичный газ без цвета, в малых концентрациях с запахом тухлых яиц, в больших концентрациях его не почувствуешь. 
БАХЫТЖАН ТАУБАЕВ, ЗАМ. ГЕНЕРАЛЬНОГО ДИРЕКТОРА ПО ПРОИЗВОДСТВУ НЕФТЕДОБЫВАЮЩЕЙ КОМПАНИИ
Ядовитый газ, он сразу  при появлении на устье, при определённой концентрации, он всю вашу нервную систему парализует, и вы уже не чувствуете, у вас сгорают легкие, и вы сразу же умираете. 
Подтверждение серьёзности потенциальной опасности – инструкции по эвакуации людей в случае выброса сероводорода. Они всегда на видном месте. Плюс весь персонал проходит инструктаж. И не за день-два, а несколько недель. Главное отягчающее обстоятельство в случае ЧП – добыча идёт в десятках километров от суши – в открытом море.
САПАРМУРАТ ЯЗМУХАМЕДОВ, ПОЛЕВОЙ ИНЖЕНЕР ИЗ ТУРКМЕНИСТАНА
На суше добычи нефти мало стало. Мы перешли из-за этого на море, потому что в море много нефти мы можем добыть. 
Очевидный контраст для гостей буровой установки - романтический пейзаж за бортом и напряжённая работа на объекте. Здесь действует обязательство нулевого выброса. Поэтому, в отличие от наземных установок, на морских - нефть в открытом виде не найдешь. Иначе она может попасть в Каспий, нанеся колоссальный ущерб. Урок страшной трагедии в далёком Мексиканском заливе на другом конце планеты – в Казахстане – прекрасно усвоили и сделали всё, чтобы не допустить ничего подобного. 
ЕРСАИН КОРГАНБАЕВ, БУРИЛЬЩИК
В данный момент это же Заповедная зона, потому что листовая рыба здесь собирается. Поэтому не хотелось бы портить такую. Иначе Казахстан, мне кажется, вообще без рыбы останется. Именно со стороны Каспия.
СВЕТЛАНА ПЕНЬКОВА, КОРРЕСПОНДЕНТ
Поднятый из глубин моря флюид. Именно флюид, а не нефть, под огромным давлением поступает вот по этим трубам из скважины в сепаратор. И здесь уже флюид разделяют на составляющие: вода, нефть, газ. Каждая попадает в свою емкость. Как правило, для перекачки нефти на сушу по дну моря прокладывают трубопровод. Если в добытом черном золоте слишком много примесей, которые делают его более вязким, то рядом с вышкой приходится строить и завод по первичной очистке.
Километры труб, десятки насосов, сотни людей – работа кипит 24 часа в сутки. Всё потому что уже через месяц северная часть Каспия начнет покрываться льдом. В стремлении успеть выполнить всю работу в срок, нефтяникам приходится в прямом смысле слова «жить» на буровой.
ТИМУР ЭСКЕРХАНОВ, СОТРУДНИК СЕРВИСНОЙ КОМПАНИИ
Вот хотелось бы на 1 сентября тоже пойти в школу. Потому что это история, завтра это фотографии. Завтра даже сам сын скажет тебе - вот ты не был и тому подобное. Но сюда вступает в силу другая сторона этой монеты. Потому что в нашем настоящем мире, нашей рыночной экономике, это не Советский Союз, мы должны что-то делать, чтобы выжить 
Здесь в окружении волн и чаек, тяжелой физической работы, опасных отжигов сопутствующего газа и постоянных замеров тысяч показателей, работникам буровой приходится проводить и будни, и праздники. Но каждый из них чётко понимает, ради чего жертвует размеренным графиком жизни.
СВЕТЛАНА ПЕНЬКОВА, КОРРЕСПОНДЕНТ
Вот оно – черное золото! Нефть довольно вязкая субстанция, поэтому фонтаном она может бить только под очень большим давлением! С годами традиция умывания первой нефтью перешла в своеобразный обряд посвящения новичков. После двух дней, проведенных на скважине, с чувством полного соответствия, теперь и я могу его пройти… Нет, все таки лучшие друзья девушек – не бриллианты, а нефть!
Несмотря на обилие видео и фото-доказательств этого обычая, умываться нефтью спешат далеко не все причастные к добыче.
ТИМУР ЭСКЕРХАНОВ, СОТРУДНИК СЕРВИСНОЙ КОМПАНИИ
Щипит, если летом загоревшая кожа, то щипит, обжигает. 
САПАРМУРАТ ЯЗМУХАМЕДОВ, ПОЛЕВОЙ ИНЖЕНЕР ИЗ ТУРКМЕНИСТАНА
Как вы знаете, большинство месторождений в этой отрасли у нас с сероводородом, и это тоже опасно для жизни, поэтому лучше встать в сторону и не купаться в нефти, и соблюдать правила, конечно. 
Казахстанская нефть, по международным стандартам, не относится к классу «люкс». В ней много различных примесей, всё тот же сероводород. Хотя, возможно, у нас пока просто не нашли залежи особо ценного «чёрного золота».
ТИМУР ЭСКЕРХАНОВ, СОТРУДНИК СЕРВИСНОЙ КОМПАНИИ
Последний раз я даже из Уганды, там была особая нефть, мы нашли. Я привёз маленькую бутылочку, потому что она как лечебная, ранки мажешь, и она залечивает. Очень хорошая нефть была, крутая. В Казахстане такой нет? Нет - это была особая марка какой-то нефти. Они нашли, засекретили всё очень сильно. 
После двух дней, проведенных на буровой вышке, стало понятно, что большие нефтяные деньги даются не менее большим трудом. Потенциальную опасность, вредность производства, тяжёлую работу компенсирует достойная зарплата, на которую и чёрной икры купить можно. Но так выходит, что это не только гордость атырауского региона.
МЕЙРИМ КАЛАУИ, ЗАМЕСТИТЕЛЬ АКИМА ГОРОДА АТЫРАУ
Это, может быть, даже и наша беда большая, потому что вот даже на госслужбу молодые энергичные образованные ребята не хотят идти, потому что там платят больше. Там условия хорошие. Поэтому некоторые сферы и страдают - и образование, и медицина. Многие думают: Зачем ему работать за 60-70 тысяч, когда можно зарабатывать 300 – 500 тысяч в месяц
Разрыв в благосостоянии местных жителей заметен невооруженным взглядом. Старые, построенные в середине прошлого века дома, которые рушатся от времени и недостатка средств на содержание, соседствуют с роскошными дворцами за высокими заборами. Конечно, с каждым годом внешний вид города преобразуется – всё больше дорог покрывают асфальтом, на нефтяные отчисления строят школы, больницы, детские сады и спортивные площадки. И, возможно, в будущем бюджетники и нефтяники если не уровняются, то хотя бы разрыв между ними будет скромнее. Пока же Атырауский регион – это даже не монета с двумя сторонами, а краеугольный камень, где блестящая нефтяная поверхность соседствует со множеством острых граней пока ещё нерешенных проблем. 
Светлана Пенькова, Рустам Абельдинов и Самал Тауекелова, программа «Аналитика».

 

 

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость
Ответить в этой теме...

×   Вы вставили отформатированный текст.   Удалить форматирование

  Допустимо не более 75 смайлов.

×   Ваша ссылка была автоматически заменена на медиа-контент.   Отображать как ссылку

×   Ваши публикации восстановлены.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставить изображения напрямую. Загрузите или вставьте изображения по ссылке.

Зарузка...

  • Недавно просматривали   0 пользователей

    Ни один зарегистрированный пользователь не просматривает эту страницу.

  • Upcoming Events

    No upcoming events found
  • Recent Event Reviews

×

Важная информация

Правила форума Условия использования