Перейти к контенту
КАЗАХСТАНСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ФОРУМ

Рекомендуемые сообщения

Гость Мистер

День добрый!

Ситуация следующая:

Человек (А) написал расписку, в которой подтвердил получение от человека (Б) N-ую сумму денег, однако в действительности он ее не получал. Что бы доказать этот факт человек А записал телефонный разговор с человеком Б, из которого явствует, что человек Б фактически не передовал денег чловеку А.

Будет ли данное доказательство иметь силу в суде?

Зарание благодарен.

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость mara-fon

ГПК РК

Статья 69. Фактические данные, недопустимые в качестве доказательств

1. Фактические данные должны быть признаны судом недопустимыми в качестве доказательств, если они получены с нарушениями требований закона путем лишения или стеснения гарантированных законом прав лиц, участвующих в деле, или с нарушением иных правил гражданского процесса при подготовке дела к судебному разбирательству или в судебном разбирательстве дела, которые повлияли или могли повлиять на достоверность полученных фактических данных, в том числе:

1) с применением насилия, угроз, обмана, а равно иных незаконных действий;

2) с использованием заблуждения лица, участвующего в деле, относительно своих прав и обязанностей, возникшего вследствие неразъяснения, неполного или неправильного их разъяснения этому лицу;

3) в связи с проведением процессуального действия лицом, не имеющим права осуществлять производство по данному гражданскому делу;

4) в связи с участием в процессуальном действии лица, подлежащего отводу;

5) с существенным нарушением порядка производства процессуального действия;

6) от неизвестного источника либо от источника, который не может быть установлен в судебном заседании;

7) с применением в ходе доказывания методов, противоречащих современным научным знаниям.

2. Недопустимость использования фактических данных в качестве доказательств, а также возможность их ограниченного использования при производстве по делу устанавливаются судом по собственной инициативе или по ходатайству участвующих в деле лиц.

3. Доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу судебного решения, а также использоваться при доказывании любого обстоятельства, имеющего значение для дела.

4. Фактические данные, полученные с нарушениями, указанными в части первой настоящей статьи, могут быть использованы в качестве доказательств факта соответствующих нарушений и виновности лиц, их допустивших.

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Мистер

Читать я и без Вас умею! Ну и что вы этим хотели сказать???

Изменено пользователем Елiмай
Сверхцитирование

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Статья 90. Научно-технические средства в процессе доказывания

1. Лицо, участвующее в деле, в целях собирания доказательств, а также суд в целях их исследования и оценки вправе использовать научно-технические средства.

...

4. Не могут быть использованы в качестве доказательств результаты скрытного применения научно-технических средств, за исключением случаев, когда такое применение допускается законом.

Соответственно, если запись производилась скрытно, ИМХО грош ей цена.

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Гость

Соответственно, если запись производилась скрытно, ИМХО грош ей цена.

А какое применени допускается законом?

Ну а вчем здесь незаконность, если человек А записал свою же собственную беседу с человеком Б, своим же телефоном?

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость mara-fon

Вероятно под "за исключением случаев, когда такое применение допускается законом" подразумевается следующее:

УПК РК

Статья 237. Прослушивание и запись переговоров

1. Негласное прослушивание и запись разговоров с использованием видео-, аудиотехники или иных специальных технических средств, а также прослушивание и запись переговоров, ведущихся с телефонов и других переговорных устройств, подозреваемого, обвиняемого и других лиц, которые могут располагать сведениями о преступлении, по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях могут производиться на основании постановления следователя, санкционированного прокурором, при наличии достаточных оснований полагать, что в результате прослушивания будут получены сведения, имеющие значение для дела.

2. При наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или членов их семей по постановлению следователя, санкционированному прокурором, с их ведома могут производиться негласное прослушивание и запись разговоров с использованием видео-, аудиотехники или иных специальных технических средств, а также прослушивание и запись переговоров, ведущихся с их телефонов или других переговорных устройств.

3. Признав необходимыми прослушивание переговоров, разговоров и их запись, следователь выносит мотивированное постановление, в котором указываются: уголовное дело и основания, по которым должно производиться данное следственное действие, фамилия, имя, отчество лиц, чьи переговоры подлежат прослушиванию и записи и в течение какого времени; орган, которому поручается техническое осуществление прослушивания и записи переговоров, разговоров. Указанное постановление представляется прокурору и, в случае дачи им санкции, направляется следователем в соответствующий орган для исполнения.

4. В случаях, не терпящих отлагательства, прослушивание и запись переговоров, разговоров производятся по постановлению следователя без санкции прокурора с последующим направлением ему в течение двадцати четырех часов сообщения о прослушивании, записи переговоров, разговоров. Получив указанное уведомление, прокурор проверяет законность данного следственного действия и выносит постановление о его законности или незаконности. В случае, если принято решение о незаконности произведенного прослушивания, записи переговоров, разговоров, данное действие не может быть допущено в качестве доказательства по делу.

5. Прослушивание и запись переговоров, разговоров могут быть установлены на срок не более шести месяцев. Они отменяются постановлением следователя, когда отпадает необходимость в этих мерах, но в любом случае не позднее окончания расследования.

6. Следователь в течение всего установленного им в постановлении срока вправе в любое время истребовать от органа, осуществляющего техническое прослушивание, фонограмму для ее осмотра и прослушивания. Фонограмма передается следователю в опечатанном виде с сопроводительным письмом, в котором должны быть указаны основание прослушивания, время начала и окончания записи переговоров, разговоров, необходимые технические характеристики использованных средств и качества записи.

7. Осмотр и прослушивание фонограммы производятся следователем с участием понятых и при необходимости - специалиста, о чем составляется протокол, в котором должна быть дословно воспроизведена часть фонограммы переговоров, разговоров, имеющая отношение к делу, и дана характеристика качеству звучания речи говорящих. Участники прослушивания и записи переговоров, разговоров предупреждаются об ответственности за разглашение ставших им известными сведений. Фонограмма прилагается к протоколу, при этом ее часть, не имеющая отношения к делу, после вступления приговора в законную силу или прекращения уголовного дела уничтожается.

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Согласен с Эдуардом! :druzja:Воспользуйтесь поиском и почитайте темы связанные диктофонными записями.

А какое применение допускается законом?

Необходимы основания определяющие нарушения Ваших прав, изложенные на бумаге с заголовком Заявление. Оно должно быть подано в ОВД и там уже этот вопрос урегулируют законной «прослушкой» или другими спецсредствами. Ну, а далее если суд выяснил, что прослушивание производилось по закону, он проверяет техническое состояние записи и возможность ее приема судом. Главное, что требуется установить — это можно ли установить личность беседующих лиц по их голосам. В связи с этим суд может потребовать сделать идентификацию голосов. Второе — суд проверяет техническое состояние аппаратуры, т.е. была ли она исправна во время записи. Суд должен выяснить, вся ли это запись, нет ли обрывов или каких-либо стираний, сокращений, монтажа, обработки и т.д.

Несмотря на вышесказанные требования проверки сделанной записи тайного подслушивания, которая представлена суду, при выявлении формальных технических или каких-либо других нарушений, которые нельзя исправить, суд может принять эту запись как доказательство, если убедится в ее достоверности и надежности. :clap:

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ну а вчем здесь незаконность, если человек А записал свою же собственную беседу с человеком Б, своим же телефоном?

Дело в том, что по телефону обычно говорят ДВОЕ, а Конституция в равной мере защищает тайну телефонных переговоров каждого из собеседников.

Изменено пользователем Эдуард

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

День добрый!

Ситуация следующая:

Человек (А) написал расписку, в которой подтвердил получение от человека (Б) N-ую сумму денег, однако в действительности он ее не получал. Что бы доказать этот факт человек А записал телефонный разговор с человеком Б, из которого явствует, что человек Б фактически не передовал денег чловеку А.

Будет ли данное доказательство иметь силу в суде?

Зарание благодарен.

Мутная история. Зачем писал расписку если денег не брал? Может взял и отдавать не хочет?

Если же не брал, пусть сливает все имущество на доверенное лицо и мурыжит псевдокредитра годами.

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

День добрый!

Ситуация следующая:

Человек (А) написал расписку, в которой подтвердил получение от человека (Б) N-ую сумму денег, однако в действительности он ее не получал. Что бы доказать этот факт человек А записал телефонный разговор с человеком Б, из которого явствует, что человек Б фактически не передовал денег чловеку А.

Будет ли данное доказательство иметь силу в суде?

Зарание благодарен.

Аудиозапись телефонного разговора получена незаконно, т.е. самовольно, без санкции прокурора была осуществлено по сути дела, незаконное прослушивание телефона. С учетом этого и в соответствии со ст. 68 и ч.3 ст.69 ГПК РК, данная запись не может быть доказательством, так как она не отвечает признаку допустимости, поскольку получена с нарушением законодательства.

Я бы рекомендовал Вам в Вашей ситуации поступить по другому, например, если на самом деле договора денежного займа не было, а расписка по существу прикрывала другую сделку, Вам лучше подать встречный иск о признании сделки недействительной по п.2 ст.160 ГК (притворная сделка). Если желаете поговорить подробнее по теме и процесс еще не закончен, позвоните мне на раб. тел.:(8327)266-29-66

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Есть часть 4 ст.90 ГПК РК, которая мешает записывать на диктофон нехороших людей и использовать это на суде:

4. Не могут быть использованы в качестве доказательств результаты скрытного применения научно-технических средств, за исключением случаев, когда такое применение допускается законом.

Давно мне не нравится эта норма. Листал практику, нашел интересное постановление, которое подерживает эту тему. Надеюсь, полезно будет, коллеги:

Постановление Надзорной коллегии Верховного Суда Республики Казахстан от 6 сентября 2001 г. N 4г-70-01

Надзорная коллегия Верховного Суда Республики Казахстан в составе председательствующего - председателя Верховного Суда Мами К.А. и членов коллегии: Ахмедова Б.А., Бабушкина М.Ф., Линник А.В., Сухановой Н.Т., Тогумбетовой Т.С., Токбулатова И.Т., Шаухарова К.А., при секретаре Кудековой Л., с участием заместителя Генерального Прокурора Республики Казахстан Жукенова А.Т., рассмотрев в заседании от 6 сентября 2001 года гражданское дело по иску ОАО "Казкоммерцбанк" к ТОО "Жан и К" о взыскании задолженности в размере 1 867 112,5 долларов США и обращении взыскания на имущество и по встречному исковому заявлению ТОО "Жан и К" к ОАО "Казкоммерцбанк" о признании подпункта "з" пункта 9.1 статьи 9 Соглашения N 91 от 11 августа 2000 года, а также признании действий Банка по опечатыванию производственных и складских помещений ТОО незаконными, поступившее по надзорной жалобе ОАО "Казкоммерцбанк" с представлением председателя Верховного Суда Республики Казахстан,

УСТАНОВИЛА:

В соответствии с Соглашением об открытии кредитной линии N 91 от 11 августа 2000 года ОАО "Казкоммерцбанк" (далее Банк) открыло для ТОО "Жан и К" кредитную линию с лимитом в размере 1 850 000 долларов США, сроком до 11 августа 2002 года под 18 процентов годовых. В рамках данного Соглашения были заключены в период с 11 августа по 1 декабря 2000 года пять кредитных (акцессорных) договоров и по состоянию на декабрь 2000 года ТОО "Жан и К" получило кредит на сумму 1 775 000 долларов США.

В обеспечение исполнения обязательств по указанным кредитным договорам был заключен ипотечный договор от 18 августа 2000 года о передаче в залог Банку имущественного комплекса ТОО "Жан и К", а также договор от 21 ноября 2000 года о залоге товаров в, обороте, поступающих в собственность залогодателя в будущем.

3 декабря 2000 года скоропостижно скончался единственный участник и первый руководитель ТОО "Жан и К" Геворгян Ж.В. После чего, в декабре 2000 года Банк обратился в суд с иском к ТОО "Жан и К" взыскании задолженности по Соглашению об открытии кредитной линии и заключенных в его рамках кредитным (акцессорным) договорам, в размере 1 867 112,5 долларов США, обратив взыскание на имущество ТОО, в том числе находящееся в залоге.

Исковые требования мотивированы тем, что в связи со смертью Геворгяна Ж.В. возникла угроза прекращения деятельности ТОО, поскольку в компетенцию его входило решение всех вопросов деятельности ТОО. Кроме того, по мнению истца, смерть Геворгяна Ж.В. создала реальную угрозу развала созданного им предприятия, проникновения к управлению посторонних и некомпетентных лиц, что может привести к утрате и неправомерному отчуждению имущественного комплекса, заложенного Банку в обеспечение возврата кредитов, и, как следствие, невозможности погашения ссудной задолженности.

В свою очередь, ТОО "Жан и К" имело задолженность перед бюджетом на сумму значительно превышающую 200 расчетных показателей, что в силу подпункта "з" пункта 9.1 статьи 9, подпункта "в" пункта 13.1 статьи 13 Соглашения N 91 является основанием для объявления дефолта и в целом кросс-дефолта.

ТОО "Жан и К" предъявило встречный иск о признании подпункта "з" пункта 9.1 статьи 9 Соглашения N 91 от 11 августа 2000 года недействительным и о признании незаконными действий Банка по опечатыванию производственных и складских помещений ТОО, указывая, что названный подпункт Соглашения являлся изначально кабальным, так как Банк в любой момент мог объявить дефолт, тем более, что еще при заключении Соглашения Банку было известно о задолженности Товарищества перед бюджетом на сумму более 8 миллионов тенге. Кроме того, срок исполнения обязательств по договорам должен был наступить только 11 марта 2001 года, а смерть руководителя ТОО не является дефолтом.

Решением Алматинского городского суда от 2 апреля 2001 года иск ОАО "Казкоммерцбанк" к ТОО "Жан и К" удовлетворен. Взыскана с ТОО "Жан и К" в пользу ОАО "Казкоммерцбанк" сумма основного долга в размере 1 775 000 долларов США и сумма вознаграждения в размере 92 112,5 долларов США, а также сумма уплаченной истцом госпошлины 8 093 931,96 тенге. В удовлетворении встречного иска отказано.

Дополнительным решением этого же суда от 6 апреля 2001 года обращено взыскание на имущество ответчика.

Определением судебной коллегии по хозяйственным делам Верховного Суда Республики Казахстан от 19 июня 2001 года решение суда первой инстанции от 2 апреля 2001 года и дополнительное решение от 6 апреля 2001 года отменены в части удовлетворения иска Банка, а в остальной части оставлено без изменения.

Кассационным решением судебной коллегии по хозяйственным делам Верховного Суда от 19 июня 2001 года в иске Банка о взыскании с ТОО "Жан и К" задолженности и обращении взыскания на имущество отказано, а имущество, ранее подвергнутое аресту на основании определения Алматинского городского суда от 4 января 2001 года, освобождено от ареста.

В надзорной жалобе ОАО "Казкоммерцбанк" ставиться вопрос об отмене определения и кассационного решения судебной коллегии по хозяйственным делам Верховного Суда Республики Казахстан от 19 июня 2001 года и оставлении без изменения решение суда первой инстанции.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения представителя ОАО "Казкоммерцбанк" Евстигнеева С.В. (доверенность N 201 от 15.01.2001 г.), поддержавшего доводы жалобы, представителя ТОО "Жан и К" Красивова В.И. (доверенность от 14.03.2001 г.), возражавшего против доводов жалобы, заключение заместителя Генерального прокурора Республики Казахстан Жукенова А.Т., полагавшего оставить жалобу ОАО "Казкоммерцбанк" без удовлетворения, коллегия считает, что определение судебной коллегии по хозяйственным делам Верховного Суда подлежит частичной отмене, а кассационное решение отмене в полном объеме по следующим основаниям.

Отказывая в иске ОАО "Казкоммерцбанк", кассационная инстанция указала, что смерть Геворгяна Ж.В. не остановила деятельность предприятия и не создала угрозу для своевременного погашения кредита, а ссылку суда первой инстанции на первоначальное письменное пояснение вице-президента ТОО Переверзевой Л.В. о том, что смерть президента ТОО парализовала деятельность предприятия, коллегия опровергла последующей объяснительной последней, представленной на коллегию, в которой указывалось, что ранее данная пояснительная записка написана ею под давлением со стороны истца. Коллегия признала данное обстоятельство доказанным со ссылкой на аудиозапись, которая по мнению коллегии исследовалась судом первой инстанции.

Между тем, в силу ст.64 ГПК РК доказательствами по делу являются полученные законным способом фактические данные, на основе которых в предусмотренном законом порядке суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств имеющих значение для дела.

В соответствии с требованиями ст.90 ГПК не могут использоваться в качестве доказательств, результаты скрытого применения научно-технических средств, за исключением случаев, когда такое применение допускается законом.

Из протокола судебного заседания видно, что судом первой инстанции прослушивалась диктофонная запись по ходатайству представителя ответчика при проверке доводов ответчика о том, что после смерти президента ТОО была выставлена охрана Банка и никого из работников ТОО на территорию предприятия не пропускали. Другие записи, которые бы подтверждали доводы Переверзевой Л.В. о понуждении ее истцом к подписанию пояснительной записки о парализации деятельности предприятия, не исследовались судом.

С учетом изложенного, ссылка кассационной инстанции на аудиозапись неправомерна и доводы истца, что такая аудиозапись в соответствии со ст.ст.68, 69, 90 ГПК не должна допускаться в качестве доказательства, обоснованны. Судом первой инстанции обстоятельства, послужившие основанием для объявления Банком кросс-дефолта Товариществу, исследованы в полном объеме и выводы об обоснованности требований истца соответствуют материалам дела.

Так, согласно подпункта "е" пункта 13.1 статьи 13 Соглашения N 91 предусмотрено право Банка объявить дефолт заемщику в случае, если изменился юридический статус Компании, фактически прекращена ее деятельность, вследствие реорганизации, ликвидации, банкротства и др., либо существует угроза такого прекращения деятельности.

Кассационная инстанция полагала, что смерть президента ТОО не предусмотрена Соглашением как основание для объявления дефолта. Однако, выше названной статьей Соглашения предусмотрено, что дефолт может быть объявлен и по другим основаниям прекращения деятельности предприятия, либо когда существует угроза такого прекращения.

Как видно из Устава ТОО, Геворгян Ж.В. являлся единственным учредителем ТОО, собственником всего имущества и получаемых доходов, подписывал договора от имени ТОО. После его смерти никто не имел полномочий на заключение сделок, наследники не вступили в права наследования. Более того, из материалов дела усматривается, что круг наследников расширяется, не исключается возникновение спора по разделу наследства между наследниками (бывшая супруга Кузнецова, с которой покойный зарегистрировал брак в Канаде незадолго до смерти, дети и другие родственники).

Кроме того, как судом первой инстанции, так и кассационной инстанцией оставлен без удовлетворения встречный иск ТОО "Жан и К", в том числе и в части признания незаконным подпункта "з" пункта 9.1 статьи 9 Соглашения, по которому ТОО гарантировало, что размер задолженности ТОО перед другими юридическими лицами не будет превышать в любой момент времени 200 месячных расчетных показателей. Нарушение такой гарантии в силу подпункта "в" пункта 13.1 статьи 13 Соглашения N 91 также относится к случаю дефолта. Причем, на момент подписания Соглашения у ТОО "Жан и К" имелась задолженность перед бюджетом значительно превышающая 200 расчетных показателей, а доводы ответчика о том, что Банк на момент подписания Соглашения знал о такой задолженности, материалами дела не подтверждены. На момент смерти Геворгяна Ж.В. на расчетном счете предприятия не имелось денежных средств, долг перед бюджетом после получения кредитов не только не снизился, а наоборот увеличился.

Таким образом, эти и другие обстоятельства, установленные судом первой инстанции, в соответствии с конкретными положениями Соглашения N 91 от 11 августа 2000 года правильно приняты судом первой инстанции, как кросс-дефолт, с удовлетворением исковых требований Банка о досрочном погашении кредита.

В силу этого, определение кассационной инстанции в названной части, а также кассационное решение подлежат отмене, с оставлением без изменения решения Алматинского городского суда от 2 апреля 2001 года и дополнительного решения этого суда от 6 апреля 2001 года.

Основываясь изложенным и, руководствуясь ст.398 ГПК РК, коллегия,

ПОСТАНОВИЛА:

Определение судебной коллегии по хозяйственным делам Верховного Суда Республики Казахстан от 19 июня 2001 года по настоящему делу в части отказа в удовлетворении встречного иска ТОО "Жан и К" к ОАО "Казкоммерцбанк" о признании подпункта "з" пункта 9.1 статьи 9 Соглашения N 91 от 11 августа 2000 года, а также признании действий Банка по опечатыванию производственных и складских помещений незаконными, оставить без изменения. В остальной части названное определение, а также кассационное решение судебной коллегии по хозяйственным делам Верховного Суда Республики Казахстан от 19 июня 2001 года отменить.

Решение Алматинского городского суда от 2 апреля 2001 года и дополнительное решение этого суда от 6 апреля 2001 года оставить без изменения. Надзорную жалобу ОАО "Казкоммерцбанк" удовлетворить.

Председательствующий: К. Мами

Члены коллегии: М. Бабушкин

Б. Ахмедов

А. Линник

Н. Суханов

Т. Тогумбетова

И. Токбулатов

К. Шаухаров

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Mishanya

Есть часть 4 ст.90 ГПК РК, которая мешает записывать на диктофон нехороших людей и использовать это на суде

Лично мне по-барабану Надзорная коллегия, у меня на этот счёт другое мнение. Всё зависит от ситуации. По этому поводу есть такая тема отличная, загляденье! :biggrin:

Смотрим тут.

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Есть часть 4 ст.90 ГПК РК, которая мешает записывать на диктофон нехороших людей и использовать это на суде:

Давно мне не нравится эта норма. Листал практику, нашел интересное постановление, которое подерживает эту тему. Надеюсь, полезно будет, коллеги:

ИМХО, если звукозапись будет осуществляться не скрытно, т.е. открыто (к примеру с извещением об этом собеседника о том, что тобой будет производиться запись), то оно может быть использовано в качестве доказательства по делу.

Я правильно понимаю, коллеги?

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Лично мне по-барабану Надзорная коллегия, у меня на этот счёт другое мнение. Всё зависит от ситуации. По этому поводу есть такая тема отличная, загляденье! :biggrin:

Смотрим тут.

В смысле, Мишаня, а прямое указание ГПК Вам тоже по барабану?

2 СЕС. Думаю, что да. Диктофонная запись канает за вещдок, если запись ведется открыто. В некоторых ситуациях перед началом записи говорю вслух время и называю присутствующих. Например, это можно применять на на некоторых нервных переговорах, собраниях акционеров или участников ТОО.

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Думаю, что Вам необходимо обратится в правоохранительные органы (МВД, ФП), которые после вынесения ряда процессуальных документов выдадут и сами произведут запись разговора, которое сможет выступать доказательством в суде. Только, сможете ли поторно вызвть человека на налогичный разговор? Если да, то вперед!

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Думаю, что Вам необходимо обратится в правоохранительные органы (МВД, ФП), которые после вынесения ряда процессуальных документов выдадут и сами произведут запись разговора, которое сможет выступать доказательством в суде. Только, сможете ли поторно вызвть человека на налогичный разговор? Если да, то вперед!

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Думаю, что Вам необходимо обратится в правоохранительные органы (МВД, ФП), которые после вынесения ряда процессуальных документов выдадут и сами произведут запись разговора, которое сможет выступать доказательством в суде. Только, сможете ли поторно вызвть человека на налогичный разговор? Если да, то вперед!

Не прошло и двух лет :drowning:

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Ануар

Есть необходимость представить в качестве доказательства по гражданскому делу аудиозапись разговора на корейском языке, доказывающего ложность показаний одного из свидетелей. Судопроизводство ведется на русском. Никто не берется изготовить стенограмму с одновременным переводом. Судья отказал в приобщении доказательства, ссылаясь на его недопустимость. нотариальное заверение перевода аудиозаписи также невозможно. Что делать? Помогите.

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Есть необходимость представить в качестве доказательства по гражданскому делу аудиозапись разговора на корейском языке, доказывающего ложность показаний одного из свидетелей. Судопроизводство ведется на русском. Никто не берется изготовить стенограмму с одновременным переводом. Судья отказал в приобщении доказательства, ссылаясь на его недопустимость. нотариальное заверение перевода аудиозаписи также невозможно. Что делать? Помогите.

я бы Вам не рекомендовала это делать. Судья верно Вам указала на недопустимость. Будете настаивать - разозлите судью, и существенно уменьшите свои шансы на выигрыш. Лучше приложить усилия и найти другие доказательства того, что свидетели лгут...

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Если аудиозапись велась скрытно, то в силу ч.4 ст.90 ГПК как результат скрытного применения научно-технических средств она вообще не может выступать доказательством по гражданскому делу, на каком бы языке на ней не говорили.

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Лола

а если аудиозапись велась истцом на судебном процессе (гражданском), не получая разрешения и не ставя в известность об этом суд и др.лиц, то такая аудиозапись будет доказательством?  ведь аудиофиксация суд. процесса прописана в правах сторон (на то по идее не требуется разрешения суда)

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость praktik

а если аудиозапись велась истцом на судебном процессе (гражданском), не получая разрешения и не ставя в известность об этом суд и др.лиц, то такая аудиозапись будет доказательством?  ведь аудиофиксация суд. процесса прописана в правах сторон (на то по идее не требуется разрешения суда)

Если использовалась аудио запись на судебном заседании, то надо полагать, что она будет использоваться как аргумент для внесения замечаний на протокол судебного заседания. Помещаю мнение судьи по этому поводу, вообще использование скрытой аудиозаписи вне суда и использование её в суде как доказательство. 

 

По поводу использования скрытой аудиозаписи  как доказательство в гражданском процессе

(мнение судьи   (газета «Человек и закон» №17 от 04.2014г. www.infozakon.com )

 

В данной статье хочу изложить вопрос, который на мой взгляд, представляет практический интерес по некоторым гражданским делам.

Так, при рассмотрении некоторых гражданских дел имеют место случаи, когда сторона, в качестве доказательств определенных обстоятельств дела, представляет суду аудиозапись разговора, осуществленного скрытно от лица, речь которого записывалась.

Как правило, в таких случаях, другая сторона просит считать такую аудизапись недопустимым доказательством, считая, что она получена незаконным способом, указывая при этом на скрытное получение такой записи без уведомления о проводящейся аудиозаписи лица, чья речь записана.

То есть, возникает вопрос, является ли такая аудиозапись допустимым доказательством.

На   мой   взгляд,       из   анализа   действующих норм ГПК   РК   можно   сделать   вывод,   что   такие аудиозаписи в целом нужно считать допустимыми, доказательствами.

Так, в соответствии со ст.81 ГПК РК письменными доказательствами являются акты, документы, письма делового или личного характера, содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела.

При этом, в соответствии с п.2 ст.82 ГПК РК к документам могут относиться в том числе материалы, содержащие компьютерную информацию, фотосъемки и киносъемки, звукозаписи и видеозаписи.

Из этого следует, что содержащиеся в звукозаписи сведения относятся не к свидетельским показаниям, а приравниваются к письменным доказательствам (документам).

В соответствии с п.1 ст.68 ГПК РК доказательство признается допустимым, если оно получено в порядке предусмотренном ГПК РК.

Указанный п.2 ст.82 ГПК РК также оговаривает, что  материалы, содержащие  компьютерную  информацию, фотосъемки и киносъемки, звукозаписи и видеозаписи, могут относиться к документам, если   они   получены,   истребованы  или   представлены    в порядке, предусмотренном ст.66 ГПК РК.      

П.1   ст.66   ГПК   РК   в   числе   прочего   порядка   получения доказательств, предусматривает  получение доказательств и путем их представления, сторонами и другими лицами, участвующими в деле.

В связи с этим, представляется, что в целом, если в ходе судебного процесса сторона  представила звукозапись, содержащую сведения  об обстоятельствах, имеющих значение для дела, то такую звукозапись следует считать допустимым  письменным доказательством.

То есть, такая звукозапись может быть признана  судом не допустимым в качестве доказательства,  лишь в порядке, предусмотренном ст.69 ГПК РК и  лишь при наличии оснований, указанных в данной ст.69 ГПК РК.

Так, в п.1 ст. 69 ГПК РК перечисляются  обстоятельства получения доказательств, которые  относятся к получению доказательств с нарушениями  требований закона путем лишения или стеснения гарантированных законом прав лиц, участвующих в  деле, или к получению доказательств, с нарушением  иных правил гражданского процесса при подготовке  дела к судебному разбирательству или в судебном  разбирательстве дела.

При этом, данный п.1 ст.69 ГПК РК прямо  оговаривает, что такие обстоятельства влияют или могут повлиять на достоверность полученных фактических данных, и в силу этого, фактические  данные полученные при таких обстоятельствах,  должны быть признаны судом недопустимыми   качестве доказательств.

При этом, п.п.1 п.1 ст.69 ГПК РК в качестве одного  из   таких   обстоятельств   указывает   на  получение  доказательства с применением насилия, угроз, незаконных действий.

 То есть из данных норм следует, что получение, с применением насилия, угроз, обмана, а  равно иных незаконных действий может повлиять на достоверность полученных фактических данных  и в силу этого, такие фактические данные быть признаны судом недопустимыми в  качестве  доказательств.

Далее, в гражданском  и  гражданско-процессуальном  законодательстве отсутствуют нормы  запрещающие лицу   производить для   гражданско-правовых целей    звукозапись    своих    разговоров с другими лицами  без       их   предупреждения   о производстве  звукозаписи.

Следовательно, производство для гражданско-целей звукозаписи своего разговора с  другими  лицами без их предупреждения о производстве звукозаписи, не относится к иным незаконным действиям, указанным в  п.п.1 п.1 ст.69 ГПКРК.

Более того, например, п.8 ст. 19 ГПК РК прямо предусматривает право как лиц, участвующих в деле, так и присутствующих граждан, фиксировать с использованием аудиозаписи ход судебного разбирательства с занимаемых ими в зале мест, то есть без какого-либо предупреждения кого бы то ни было, в том числе даже суда.

То есть, законодатель не причисляет производство аудиозаписи     разговоров     без     предупреждения, не только  к незаконным действиям, но и даже к  порочным и  морально осуждаемым действиям.

То есть, проведение такой записи с целью защиты  своих правомерных  интересов не является порочным действием.

Далее, как уже излагалось "выше, пунктом 1 ст.69 ГК РК признается, что получение доказательств, с применением     насилия,  угроз,  обмана, а  равно иных незаконных действии может повлиять на достоверность полученных фактических данных, и, в силу этого, такие фактические данные должны быть признаны судом недопустимыми в качестве доказательств.

Следовательно, под обманом, указанным в п.п.1 п.1 ст.69 ГПК РК, подразумевается обман, могущий повлиять на достоверность полученных фактических данных.

Сам по себе факт производства звукозаписи своего разговора с другими лицами без их предупреждения о производстве звукозаписи, не может каким-либо образом повлиять на достоверность фактических данных получаемых в результате такой звукозаписи.

Следовательно, сам по себе факт производства звукозаписи своего разговора с другими лицами без их предупреждения о производстве звукозаписи, также не относится и к обману, указанному в п.п.1 п.1 ст.69 ГПК РК.

Следовательно, если по делу не имеется доказательств того, что при производстве звукозаписи, лицо излагало свою речь под воздействием насилия или угроз, или обмана, то оснований для признания такой аудиозаписи недопустимым доказательством не имеется.

 

 

судья суда г.Астана Абдрахманов Ж. К.

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Судья не прав, скрытую запись могут производить только органы при проведении ОРМ, все остальное вне закона.

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Гость
Ответить в этой теме...

×   Вы вставили отформатированный текст.   Удалить форматирование

  Допустимо не более 75 смайлов.

×   Ваша ссылка была автоматически заменена на медиа-контент.   Отображать как ссылку

×   Ваши публикации восстановлены.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставить изображения напрямую. Загрузите или вставьте изображения по ссылке.

Зарузка...

  • Недавно просматривали   0 пользователей

    Ни один зарегистрированный пользователь не просматривает эту страницу.

  • Upcoming Events

    No upcoming events found
  • Recent Event Reviews

×

Важная информация

Правила форума Условия использования