Перейти к контенту
КАЗАХСТАНСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ФОРУМ

Рекомендуемые сообщения

Гость koreanDR

Интересно узнать, как Вы относитесь к перспективе применения полиграфа (детектора лжи) при раскрытии и расследовании преступлений?

Я за обеими руками, если кому интересно могу обосновать...

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость коллега

Автор - koreanDR:

Интересно узнать, как Вы относитесь к перспективе применения полиграфа (детектора лжи) при раскрытии и расследовании преступлений?

Я за обеими руками, если кому интересно могу обосновать...

А я могу обосновать пользу от применения дубинки для раскрытия преступления и изобличения преступника. super.gif

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

http://forum.zakon.kz/ultimatebb.cgi?ubb=get_topic&f=2&t=002021&counterhit=yes

Может все-таки темы стоит объединить?

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость koreanDR

Автор - Лоскутов:

Мне интересно, как Вам видится эта процедура.

Из государств постсоветского пространства впервые опрос с использованием полиграфа был официально признан в России – первая ведомственная инструкция, регламентирующая применение метода опроса с использованием полиграфа (ОИП – авт.) - "Инструкция о порядке применения специальных психо-физиологических исследований (СПФИ – авт.) с использованием полиграфа федеральными органами государственной безопасности" - была одобрена Генеральной прокуратурой и зарегистрирована Министерством юстиции России (государственный регистрационный № 164 от 1 марта 1993 г.). Этот ведомственный нормативно-правовой акт стал правовой основой применения полиграфа в раскрытии и расследовании преступлений в рамках Закона РФ об ОРД. Как справедливо отмечает Ю.Холодный «…Инструкция МБ по СПФИ ввела в действие основные гуманистические и методические нормы. Она, в частности, установила, что:

- "информация, получаемая от опрашиваемого лица в результате СПФИ, носит вероятностный характер и имеет только ориентирующее значение” для проводимой органом ОРД работы (п. 1.4), а сами результаты СПФИ "не являются доказательствами" (п. 5.2);

- "СПФИ осуществляются только на основе заявления о добровольном согласии на такие исследования" и "подтверждаются опрашиваемым лицом в письменной форме" (п. 3.7);

- "в ходе СПФИ никакие вопросы не могут быть заданы без их предварительного обсуждения с опрашиваемым лицом ", а "необходимые по методике СПФИ вопросы должны быть построены таким образом, чтобы исключить появление чувства униженности или оскорбленности у опрашиваемого лица" (п. 3.8);

"категорически запрещается применение к опрашиваемому лицу угроз, насилия или иных незаконных мер воздействия с целью принуждения к проведению СПФИ", а отказ от СПФИ не должен рассматриваться в качестве подтверждения причастности опрашиваемого лица к совершению преступления, не может свидетельствовать о сокрытии известных ему сведений" или "влечь за собой ущемление его законных прав и интересов" (п. 3.9);

Применительно к действующему уголовно-процессуальному законодательству в Республике Казахстан, а также иным ведомственным нормативно-правовым актам в нашем государстве говорить о правовой регламентации ОИП не просто актуально, но необходимо, так как на сегодняшний день в правоохранительной деятельности государственных органов практически полностью отсутствует правовая основа для применения полиграфа при профилактике, раскрытии и расследовании преступлений. И это несмотря на то, что в мировой практике борьбы с преступностью данный метод уже признан научно состоятельным, безопасным, соответствующим этическим и моральным требованиям, а самое главное – эффективным.

существуют прецеденты использования результатов ОИП органами уголовного преследования в качестве доказательств, путем придания им формы заключения специалиста, которым выступает квалифицированный полиграфолог, и включения в перечень изобличающих доказательств в обвинительном заключении, разумеется наряду и в совокупности с другими объективными доказательствами. Этот «прием» носит прецедентный характер, однако одно его существование говорит о необходимости скорейшей уголовно-процессуальной регламентации ОИП, которая вызывается объективно сложившейся следственно-судебной практикой. Будет правильным и целесообразным на мой взгляд, использовать данную модель применения ОИП в уголовном процессе Республики Казахстан

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость горЕ

Объединяю

Askar

Я не шибко специалист , тем более в области процесса и криминалистики, но вот вопрос: как оформлять все это дело? Каким процессуальным действием? И потом, я же могу и отказаться пройти тест на полиграфе, а заставить меня могут только, пожалуй в Гестапо или в Психушке. И потом, вероятность ошибки также высока, т.к. разные люди, разная психика, разное восприятие.

-------------------------------------------------SERGIO

Дата размещения - 11 Февраль 2003 00:09

--------------------------------------------------------------------------------

Как средство доказывания полиграф не может быть признан - тот факт что его можно обмануть давно известен. Однако применить для раскрытия преступлений можно, с условием, что факты полученные в результате применения полиграфа найдут свое подтверждение иными доказательствами.

--------------------

koreanDR

Начинающий

Пользователь № 3022

Дата размещения - 11 Февраль 2003 00:19

-------------------------------------------------Я, например, придерживаюсь мнения, что полиграф следует использовать не в рамках такого следственного действия как допрос ( в силу того что протокол допроса является источником доказательств, а результаты проверки на полиграфе не могут служить доказательством вины) и не в рамках оперативно-розыскного мерпориятия, а скорее отнести к разряду проверочных действий с привлечением специалиста, в России существует понятие "опрос с использованием полиграфа" (ОИП),который отнесен к оперативно-розыскным мероприятиям (ОРМ), что на мой взгляд неверно, так как в Законе об ОРД о подобной процедуре нет ни слова, ОИП регламентируется сугубо ведомственными инструкциями ФСБ и МВД.

Кроме того, ОИП должен проводиться только с согласия испытуемого и его отказ не может быть расценен как доказательство виновности... Что касается ошибок из-за разной психики и индивидуальности, то хочу заметить, что мировая практика доказала эффективность ОИП, которая равна 80 процентам и более, а сама процедура ОИП включает в себя так называемый этап настройки - когда специалист-полиграфолог непосредственно перед самим опросом задает испытуемому нейтральные вопросы, чтобы по ответам на них создать "психологический фон" каждого конкретного человека... О методике опроса и его эффективности могу рассказать более подбробно любому желающему, но не в этом дело - интересно само отношение правозащитников к перспективе применения полиграфа в Казахстане в сфере деятельности правоохранительных органов и спецслужб...

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость коллега

С детства известная практика применения "детектора лжи", а именно избавить человека от икоты. Помните? С серьёзным видом спросить нелепицу, типа: "Где деньги". У человека лезут глаза на лоб..., но проходит икота. Детектор из того же разряда, сначала успокоить, а потом в лоб озадачить какой-нибудь хренотенью... И с радостным возгласом: "Попался, Попался..." посадить в тюрьму.

Мне смешно, что серьёзные люди, обсуждают это umnik.gif

[ 11 Февраль 2003: Сообщение отредактировано: Лоскутов ]

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость коллега

Автор - коллега:

[ 11 Февраль 2003: Сообщение отредактировано: Лоскутов ]

Вроде Вы же КазГу закончили... или? Редактор Вы наш :wink:

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость горЕ

Ярлыконавешивающий Вы наш :biggrin3: -ни к чему это, давайте жить дружно!

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Автор - коллега:

С детства известная практика применения "детектора лжи", а именно избавить человека от икоты. Помните? С серьёзным видом спросить нелепицу, типа: "Где деньги". У человека лезут глаза на лоб..., но проходит икота. Детектор из того же разряда, сначала успокоить, а потом в лоб озадачить какой-нибудь хренотенью... И с радостным возгласом: "Попался, Попался..." посадить в тюрьму.

Мне смешно, что серьёзные люди, обсуждают это umnik.gif

[ 11 Февраль 2003: Сообщение отредактировано: Лоскутов ]

Почему-бы и не обсудить?

Никто же не считает применение служебно-розыскных собак ерундой. Хотя собаку и допросить невозможно по поводу того, на каком основании по запаху задержала преступника. Вопрос лишь в допустимости доказательств, полученных с применением применения как собак так и полиграфа.

umnik.gif

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Askar

Автор - SERGIO:

Вопрос лишь в допустимости доказательств, полученных с применением применения как собак так и полиграфа.

umnik.gif

Вот это и хотел услышать от Кореандра!

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость коллега

Автор - SERGIO:

Почему-бы и не обсудить?

Никто же не считает применение служебно-розыскных собак ерундой. Хотя собаку и допросить невозможно по поводу того, на каком основании по запаху задержала преступника. Вопрос лишь в допустимости доказательств, полученных с применением применения как собак так и полиграфа.

umnik.gif

:biggrin3: После того как собачка полаяла на вас или задержала зубами за полу пинджака необходимо ещё найти запретное (наркотики, заначку, взрывчатку). А так пусть хоть залается, хоть закусается - собачка не свидетель, а её лай не доказательство, а способ при её помощи найти нибудь чего. Типа миноискателя. Миноискатель может показать что есть мина, но пока мины не найдёте мины нет, а показания миноискателя ничто.

Так вот если после какого-то вопроса на полиграфе вы покраснеете или побеледнеете, то это ничего не значит. Или вы считаете это доказательство? Если да, то что напишете в суд, что после вопроса о том кушает ли подозреваемый новорождённых на завтрак? Мол подозреваемый нервно облизнулся и поник глазами, что свидетельствует что он кушал их. А вот если бы его вырвало, то нет не кушал младенцев.

А коль скоро эмоции не доказательство, то и говорить о допустимости того чего нет - нет смысла. Вот такой Полиграф Полиграфыч. umnik.gif

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Автор - коллега:

:biggrin3: После того как собачка полаяла на вас или задержала зубами за полу пинджака необходимо ещё найти запретное (наркотики, заначку, взрывчатку). А так пусть хоть залается, хоть закусается - собачка не свидетель, а её лай не доказательство, а способ при её помощи найти нибудь чего. Типа миноискателя. Миноискатель может показать что есть мина, но пока мины не найдёте мины нет, а показания миноискателя ничто.

Так вот если после какого-то вопроса на полиграфе вы покраснеете или побеледнеете, то это ничего не значит. Или вы считаете это доказательство? Если да, то что напишете в суд, что после вопроса о том кушает ли подозреваемый новорождённых на завтрак? Мол подозреваемый нервно облизнулся и поник глазами, что свидетельствует что он кушал их. А вот если бы его вырвало, то нет не кушал младенцев.

А коль скоро эмоции не доказательство, то и говорить о допустимости того чего нет - нет смысла. Вот такой Полиграф Полиграфыч. umnik.gif

Еще раз поясняю - и собаку и полиграф пожно использовать как средство оперативно-розыскной деятельности.

Если собака полаяла на Вас естественно это ни о чем не говорит. Но если схватила зубами за карман, а там нашли полкило гашиша тогда как?

(насчет того, что собака сама подбросила прошу не прикалываться).

Что касается полиграфа ситуация аналогична - если человека допрашивают с применением полиграфа где спрятан труп (пусть ситуация утрирована), и на уточняющие вопросы типа - дом, улица квартира имеется определенная реакция, после чего по этому же адресу и обнаруживают труп, то это вполне допустимо. umnik.gif

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость koreanDR

Автор - Askar:

Вот это и хотел услышать от Кореандра!

О допустимости результатов применения полиграфа не может быть и речи потому как в действующем законодательстве стран постсоветского пространства таковые выведены из системы доказывания вообще, в отличие от Японии и Ю.Кореи где данные полученные при помощи полиграфа признаются судами в кач-ве доказательств...с этим согласиться я не могу.

Считаю, что результаты опроса с использованием полиграфа могут иметь лишь ориентирующее значение для следователя - определять план и тактику расследования, способствовать выдвижению версий и т.п. но не более того. Однако их значение в раскрытии преступления очень велико, полиграф думаю можно использовать только в рамках ОРД...

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Ируся

Господа! Неужели вы не знаете какие кадры у нас работают в органах? Не хочу обижать всех, есть и спецы, но преобладающее большинство? Это же лишние траты по подготовке специалистов и т.д., а с дубинкой же проще, пару раз почки проверят и результат в кармане.

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Автор - Ируся:

Господа! Неужели вы не знаете какие кадры у нас работают в органах? Не хочу обижать всех, есть и спецы, но преобладающее большинство? Это же лишние траты по подготовке специалистов и т.д., а с дубинкой же проще, пару раз почки проверят и результат в кармане.

Из секретной инструкции МВД:

Допрос подозреваемого будет более эффективным, если на стол вместе с бланком допроса положить дубинку, противогаз и наручники. (шутка)

:biggrin3:

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Ируся

Вот и я о том же, можно еще добавить целлофановый пакет, оччччень эффективная штука говорят!

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Askar

Автор - koreanDR:

О допустимости результатов применения полиграфа не может быть и речи потому как в действующем законодательстве стран постсоветского пространства таковые выведены из системы доказывания вообще, в отличие от Японии и Ю.Кореи где данные полученные при помощи полиграфа признаются судами в кач-ве доказательств...с этим согласиться я не могу.

Считаю, что результаты опроса с использованием полиграфа могут иметь лишь ориентирующее значение для следователя - определять план и тактику расследования, способствовать выдвижению версий и т.п. но не более того. Однако их значение в раскрытии преступления очень велико, полиграф думаю можно использовать только в рамках ОРД...

Тогда подозреваемый отказывается от прохождения полиграфа и никто его это делать не заставит

zdesyabil.gif

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Автор - Askar:

Тогда подозреваемый отказывается от прохождения полиграфа и никто его это делать не заставит

zdesyabil.gif

Ну... колхоз дело добровольное...

:biggrin3:

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Askar

Автор - SERGIO:

Ну... колхоз дело добровольное...

:biggrin3:

Эт точно :writer:

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость институт полиграфа

ПРИГОВОР

                         Именем Российской Федерации

г. Москва                                          21 сентября 2004 года

          Федеральный судья Тушинского районного суда г. Москвы Баукин С.М.,

     с участием государственных обвинителей из Тушинской межрайонной

прокуратуры г. Москвы - зам. прокурора Вешкина П.П., зам. прокурора Семеновой С.А.,

ст. пом. прокурора Инвияева В.П., пом. прокурора Ершова А.Ю.,

подсудимого Гапоненко Олега Геннадьевича,

     защитников адвокатов Карташова Ю.В., удостоверение № 3861, ордер № 1153,

Григоряна А.А., удостоверение № 1175, ордер № 3\40, Беловой Т.А., удостоверение №

6436, ордер № 27,

при секретарях Моисеевой Т.В., Потылициной Л.А.,

     рассмотрев материалы уголовного дела в отношении Гапоненко Олега

Геннадьевича, 11.06.56 г. рождения, уроженца гор. Ганцевичи Брестской области

Белорусской ССР, гр-на РФ, имеющего высшее образование, не женатого, работающего

генеральным директором ООО «Карбонит», зарегистрированного по адресу: г. Москва,

ул. Барышиха, д. 22, кор.2, кв. 59, не судимого, по ч. 1 ст. 222 УК РФ,

                                  УСТАНОВИЛ:

     Органом предварительного следствия Гапоненко Олег Геннадьевич обвиняется в

незаконном приобретении, хранении, перевозке и ношении огнестрельного оружия и

боеприпасов, а именно в том, что он в не установленное время и месте у не

установленного лица приобрел и хранил до 02 октября 2002 года пистолет марки «ТТ»

(Тульский Токарев), образца 1930-1933 г.г., калибра 7.62 мм., серии Н номер 7046, 1949

года выпуска, являющийся боевым нарезным короткоствольным огнестрельным оружием

производства Польши, исправным и пригодным для производства выстрелов с пятью

патронами, относящимися к стандартным 7.62 мм патронам к пистолету «ТТ»,

пистолетам-пулеметам «ППД», «ППШ», «ППС» отечественного и иностранного

производства и другому оружию калибра 7.62 мм, пригодных к стрельбе, которые

незаконно перевез на принадлежащем ему автомобиле БМВ-530, гос. номер Е464ХК99

РУС, 02 октября 2002 года от дома 22 корп. 2 по ул. Барышиха в г. Москве за поясом брюк

до дома 12 по ул. Барышиха в г. Москве, где примерно в 10 час 45 мин был задержан

сотрудниками милиции, и в присутствии понятых вышеперечисленное оружие и

боеприпасы к нему были обнаружены у него и изъяты, т.е. обвиняется в совершении

преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ. .

     Гапоненко  О.Г.   виновным  себя  в  совершении  инкриминируемого деяния, не

признал и показал, что 2 октября, 2002 года примерно в 10 час он выехал один от своего

дома    на    принадлежавшей    ему    автомашине    марки    БМВ    светло-серого цвета,

государственный номер Е 464 ХК 99 рус, и следовал по ул. Барышиха к Пятницкому

шоссе. В районе дома-12 по ул. Барышиха в г. Москве он был  остановлен сотрудниками

ДПС. Старший сержант предложил ему предъявить водительские права и документы на,

машину. Не выходя из машины, он передал старшему сержанту водительские права и

документы на машину. Когда он остановил свою машину, то около обочины дороги,

спереди от машины ДПС, и на расстоянии около 10 метров от него находилась бежевая-

автомашина ВАЗ-2110.  Проверив документы, старший  сержант сообщил,  что  нужно

проверить машину на угон, после чего пошел по направлению к автомашине ДПС. Спустя

пять минут он подошел снова и попросил его открыть капот для сверки номера кузова.

Он, Гапоненко, вышел из машины и открыл капот, после чего сотрудник ДПС, посмотрев

номер кузова, сообщил, что эта автомашина БМВ находится в угоне. Он  попытался

объяснить сотруднику ДПС, что приобретал машину в салоне, и у него сложилось

впечатление, что сотрудник ДПС просто тянет время. После разговора сотрудник ДПС

протянул ему документы и сообщил, что Он может закрыть капот и уезжать. В тот момент,

когда он закрыл капот, то его положили на капот какие-то люди, при этом, не говоря ни

слова, заломили руки. В тот день он был одет в легкий плащ серого цвета, внизу под

плащом находился костюм - брюки классические прямые, пиджак классический с двумя

разрезами по краям на трех пуговицах, под пиджаком рубашка светло-серого цвета,

которая была заправлена под ремень. Как он впоследствии увидел, сзади подошли двое

мужчин, оказавшиеся сотрудниками милиции Зимаковым и Сидоровым. Кто-то из них,

кто конкретно он не знает, приподнял полу его плаща, т.к. на плаще сзади у него большой

разрез почти до пояса, и засунул ему какой-то предмет сзади (со стороны спины) за пояс

брюк, со смещением в левую сторону. Почувствовав это, он попытался вырваться и

привлечь внимание сотрудников ДПС, при этом прапорщик сидел в машине ДПС. а

второй спокойно стоял около машины ДПС и наблюдал за происходящим. Он попытался

привлечь внимание сотрудника ДПС криками «Помогите!», но сотрудник ДПС стоял на

своем месте и спокойно улыбался. Он попытался вырваться в ближайшую свободную

сторону, т.е. вправо по направлению движения автомашины, с целью освободиться и

привлечь к себе внимание, посмотреть, кто на него сзади напал. После этого подошел

сотрудник ДПС и дал мужчинам, которые удерживали его за руки сзади, наручники,

которые надели ему на руки сзади. После того, как он увидел, что сотрудник ДПС стоит

спокойно и действий никаких не предпринимает, то понял, что их действия согласованы и

никакого сопротивления им более не оказывал. Все вышеописанное произошло за

несколько секунд. После этого он попытался выяснить, что это за люди, и какие цели они

преследуют, но никакого ответа от них не получил. Около сорока минут они стояли около

машины, какое-то время он был прижат к машине, а после выпрямился и на протяжении

всего этого времени они общались по поводу его, Гапоненко, работы. На него оказывалось

психологическое давление, разговор шел о его бизнесе, об объемах и нормах прибыли, о

его партнерах. Были намеки на какую-то «крышу». После чего рядом оказались двое

мужчин, которые были одеты в черную форму охранников, им сообщили, что они будут

понятыми, после этого подошел мужчина, который показал служебное удостоверение,

представился, обыскал его, составил один протокол. Как он узнал впоследствии, это был

сотрудник милиции Денщиков. Денщиков в левой штанине брюк внизу обнаружил

пистолет «ТТ» темного цвета. Видимо из-за того, что пистолет засунули слишком

глубоко, то он не удержался за поясом, и он, Гапоненко, чувствовал, как пистолет сползал

по брюкам. С начало ему периодически поправляли пистолет и пытались его удерживать,

а потом перед самим обыском перестали. Он рассмотрел хорошо пистолет, так как тот

долго лежал после обнаружения на капоте. Сотрудник милиции при нем достал из пистолета «ТТ»

магазин, внутри которого находились пять патронов. Сотрудник милиции

вслух всем прочитал и назвал номер пистолета и серию боеприпасов, которые были

извлечены из обоймы. При этом со стороны сотрудников милиции делалось все, чтобы на

пистолете, не. осталось никаких отпечатков пальцев. После этого с него сняли наручники.

Сотрудник милиции на протяжении обыска составлял протокол и после предложил ему

ознакомиться и расписаться в нем. После ознакомления с протоколом он, Гапоненко,

уточнил, что пистолет ему не принадлежит, он был ему подсунут кем-то из неизвестных,

которые его удерживали. Пистолет с магазином и патронами забрал следователь, после

чего его доставили в отделение милиции. На месте задержания у него больше ничего не

изымали и автомашину не досматривали. Когда приехали в ОВД «Митино», то с ним

стали беседовать Зимаков, Сидоров, а также сотрудники милиции Осипов и Ли.

Поскольку они были достаточно хорошо осведомлены о его бизнесе, то говорили

напрямую об оказании своих услуг, о так называемой «крыше» его бизнеса, что если он.

Гапоненко, согласится на их условия, то никакого дела не будет, пистолет они изымут,

поэтому изначально составлялся административный материал для возможности не дать

хода возбуждению дела. До этого случая разговоров о «крыше» для его фирмы не велось,

У него имеется разрешение на гладкоствольное огнестрельное оружие, т.к. он является с

1974 года членом общества «Охотников и рыболовов», и имеет право на получение

нарезного огнестрельного оружия. Пистолет марки «ТТ» с пятью патронами никогда ему

не принадлежал, он никогда его не хранил, не перевозил, и не держал в руках. Никогда с

подобным оружием не обращался, даже в ходе воинской службы. У него не было мотивов

хранить данное оружие, тем более в таком неудобном месте, как сзади за поясом, т.к. при

вождении автомашины пистолет упирался бы в позвоночник, и в любой момент мог

выпасть, будь то в машине или на улице при любом неосторожном движении. Даже если

предположить, что этот пистолет у него находился, то он избрал бы более надежный

способ для его сохранения, положил бы его рядом на сиденье, накрыв газетой, и

подготовил бы заявление о то, что везет пистолет для сдачи в органы внутренних дел. В

связи с произошедшим, 03 октября 2002 года он обратился в Главное управление

собственной безопасности МВД РФ, где написал заявление о противоправных действиях,

совершенных в отношении него сотрудниками милиции. О результатах проверки

заявления ему ничего неизвестно. Ежемесячный финансовый оборот его фирмы ООО

«Карбонит» составляет около 15 млн. руб. Кроме того, он является соучредителем еще

нескольких фирм, приносящих прибыль. Имеющиеся у него доходы позволяют ему, при

необходимости, иметь профессиональную вооруженную охрану, поэтому смысла

незаконно носить с собой незарегистрированное огнестрельное оружие у него не имеется.

Свидетель Зимаков А.Б. показал, что примерно за два месяца до задержания

Гапоненко поступила информация, что он может хранить, перевозить или носить оружие

или взрывное устройство. По данной информации проводил оперативную разработку

какой-то сотрудник из его отдела, кто именно - он не знает. Начальник отдела подписал

план-задание. В соответствии с заданием, полученным от руководства отдела, в

отношении Гапоненко должно было проведена операция по проверке данной информации.

Перед операцией сотрудников ГИБДЦ проинструктировали другие сотрудники 6-го

отдела 2 ОРЧ УУР ГУВД г. Москвы о том, что необходимо сделать. Почему не стала

применяться видеосъемка при операции - он не знает, ссылается, что не было на то

указания от начальства. Некоторые данные о Гапоненко он выяснил, и знал, что тот

бывший ;офицер-десантник. Почему проверка информации в отношении Гапоненко

проводилась в отсутствие сотрудника, проводившего его разработку - он не знает. 02

октября 2002 г. гражданин Гапоненко, следуя на своей автомашине БМВ серебристого

цвета, был остановлен сотрудниками; ГИБДД, которые также оказали ям помощь при

проведении данного мероприятия. Когда Гапоненко находился перед открытым капотом

своей автомашины, он вместе с сотрудником из ЮВАО г. Москвы Сидоровым, подошел к

Гапоненко, представился и задал ему вопрос о наличии у. него вещей, которые запрещены

в гражданском обороте: оружие, наркотики. :В ответ тот сказал, что у него при себе их нет.

При поверхностном досмотре - «похлопывании» по плащу, в районе брючного ремня,

сзади был обнаружен металлический предмет, по форме напоминающий пистолет. В этот

момент Гапоненко Попытался вырваться и уйти в сторону, поэтому к нему была

применена физическая сила. Капот был закрыт и он был уложен лицом на капот. У;

сотрудников ГАИ были взяты наручники, которые были надеты на Гапоненко сзади. Была,

вызвана группа из ОВД «Митино» для проведения личного досмотра. Дежурный

оперуполномоченный прибыл минут через 20. После того, как Гапоненко был скручен и

находился лицом на капоте, сзади проходили мужчины в синей форме, как потом

выяснилось, это были сотрудники ЧОПа. -Их попросили побыть рядом и дождаться

прибытия оперуполномоченного из ОВД «Митино». По прибытии оперуполномоченного

был составлен протокол личного досмотра. На вопрос о нахождении вещей, запрещенных

к гражданскому обороту, Гапоненко опять дал отрицательный ответ. При досмотре, в

левой штанине брюк, в районе голени, был обнаружен пистолет, который, скорее всего во

время скручивания, сполз из-за пояса по левой штанине вниз. Уже когда пистолет

осматривали, Гапоненко заявил, что пистолет ему подбросили сотрудники милиции.

После оформления протокола Гапоненко был направлен в ОВД «Митино» для

дальнейшего оформления материалов. Он, Зимаков, также поехал в ОВД «Митино», где

написал рапорт о том, что Гапоненко нарушил правила перевозки оружия, т.е. совершил

административное правонарушение. Он сделал это потому, что именно так ему сказали

написать в ОВД, разъяснив, что так положено по новому УПК РФ. Ни он, ни Сидоров

пистолета Гапоненко не подбрасывали. Почему не проводился осмотр автомашины

Гапоненко - он не знает. Сам он носит пистолет привязанным на ремешке, потому, что без

ремешка пистолет можно потерять.

     Свидетель Сидоров А.И. показал, что в октябре 2002 г. произошло задержание гр-

на Гапоненко им и сотрудником 6-го отделения 2-го ОРЧ УУР ГУВД г. Москвы. У них

была оперативная информация, что у гражданина Гапоненко, возможно, имеется при себе

оружие. Когда они выехали на улицу в Митино, то сотрудники ГИБДД уже остановили

автомашину Гапоненко. Они подошли и представились. Сотрудник МУРа обнаружил у

него какой-то металлический предмет сзади за поясом брюк. Гапоненко был при этом в

плаще и в шляпе. Начались крики от гражданина Гапоненко, что на него напали.

Наручников у них не было, а Гапоненко стал оказывать сопротивление. Они взяли

наручники у сотрудников ГАИ, и надели их на него сзади. Сотрудник МУРа вызвал

оперативную группу из ОВД «Митино». Когда Гапоненко руками с наручниками водил

сзади, у него из левой брючины выпал пистолет, застряв снизу, торчал наружу. Это видел

он, сотрудник ГИБДД, сотрудник МУРа. В это время подошли мимо проходящие

сотрудники ЧОПа. Их пригласили быть понятыми. Потом приехала на место оперативная

группа и изъяла оружие. По поводу найденного у него оружия Гапоненко говорил, что

этот пистолет не его. Он не может пояснить, почему пистолет у Гапоненко провалился

внутрь брюк, а не выпал наружу. Почему не проводился осмотр автомашины Гапоненко -

он не знает.

     Свидетель Дуплищев И.В. показал, что, ему и Казакову был дан приказ прибыть в

ОВД «Митино», где их ждет сотрудник с «Петровки», для получения от него инструктажа.

Они приехали в ОВД. Там было два сотрудника с «Петровки», фамилии их он не знает.

Им сказали, что надо остановить автомашину, в которой может находиться вооруженный

гражданин, и под любым предлогом сделать так, чтобы тот вышел из машины. Им

показали, в каком месте встать, мимо которого тот гражданин ездит постоянным

маршрутом. Около 10 час утра они встали около дома № 12 по ул. Барышиха. Им сказали

по рации, что гражданин выехал на своей автомашине. Когда они увидели автомашину

БМВ, Казаков остановил её, попросил водителя предъявить документы. Проверив

документы, Казаков попросил открыть капот, чтобы сверить номера. Гражданин вышел из

машины, открыл капот. Они отошли за машину, чтобы проверить машину на предмет

угона по рации. Они были сзади машины, связывались по рации, а гражданин остался у

капота, и услышали, что гражданин кричит: «Помогите». Они пошли и увидели, что рядом

с ним стояли два сотрудника МУРа и держали этого гражданина за руки, а им сказали, что

у того гражданина пистолет, и показали, что сзади за поясом торчит под плащом пистолет.

Этот гражданин возмущался и говорил, что ему подкинули пистолет. В этот момент мимо

шли два гражданина и спросили, не нужна ли помощь. Их пригласили быть понятыми.

Гражданин сопротивлялся, и, видимо поэтому, пистолет у него провалился внутрь и

застрял в левой штанине. Потом в присутствии понятых этот пистолет изъял

оперуполномоченный. Сам он, Дуплищев, никогда бы не стал носить пистолет сзади за

поясом брюк, непристегнутым, потому, что в машине неудобно сидеть и велика

вероятность того, что пистолет выпадет.

     Свидетель Денщиков Д.Л. показал, что оперативный дежурный по ОВД района

Митино дал ему задание выехать для проведения досмотра задержанного гражданина.

Перед началом досмотра он представился гр-ну Гапоненко, показал ему служебное

удостоверение сотрудника милиции, и Гапоненко было предложено добровольно выдать

предметы, запрещенные к гражданскому обороту, на что Гапоненко ответил, что у него

ничего нет. В ходе досмотра внизу левой брючины у Гапоненко обнаружил пистолет, с

пятью патронами внутри. В присутствии понятых этот пистолет был изъят у Гапоненко и

упакован в полиэтиленовый пакет, с подписями понятых. На вопрос «Откуда этот

пистолет?», Гапоненко пояснил, что данный пистолет ему не принадлежит, он был ему

подброшен неизвестными людьми в момент задержания. После этого был составлен

протокол личного досмотра, где все участвовавшие лица расписались, удостоверив факт

обнаружения и изъятия пистолета у гр-на Гапоненко. После подписания протокола

Гапоненко и все участники были доставлены в ОВД района Митино для дальнейшего

разбирательства по существу дела.

     Свидетель Севодин Д.С. показал, что 2 октября 2002 года примерно около 11 час он

вместе с Трохиным находился на территории 7 микрорайона Митино, и когда шли от дома 8

по ул. Барышиха по направлению к дому 12, то их внимание привлекла автомашина ДПС, около

которой находилась автомашина БМВ серебристого цвета. Около автомашины ДПС находилось двое

инспекторов ДПС, а перед капотом автомашины БМВ находилось трое мужчин, одетых в гражданскую

одежду, которые боролись между собой, при чем один из них пытался вырваться от двух других.

Двое мужчин удерживали одного сзади за руки и не давали ему вырваться. Как он узнал позднее

- это был Гапоненко. Когда они подошли, то Гапоненко уже успокоился и стоял около машины БМВ

к ним спиной, двое сотрудников милиции держали его за руки. На руках у Гапоненко были надеты

наручники. Один из мужчин представился сотрудником милиции, сообщив, что они с «Петровки», и

попросили их присутствовать в качестве понятых при личном досмотре задержанного ими мужчины.

Они дали согласие и стали ждать сотрудника милиции из ОВД района Митино. Перед началом

досмотра гр-ну Гапоненко предложили добровольно выдать запрещенные к обороту предметы,

на что Гапопенко ответил, что ничего из перечисленного у него нет. После этого Гапоненко

был досмотрен. В ходе личного досмотра у гр-на Гапоненко внизу с левой стороны брюк

(изнутри брюк) был обнаружен и изъят пистолет черного цвета, на рукоятки которого имелась

маркировка. Внутри пистолета находился магазин с пятью патронами. На вопрос сотрудников

милиции, откуда у него данный пистолет, Гапоненко ответил, что данный пистолет ему не

принадлежит, а был ему подброшен во время задержания. После чего был составлен протокол

личного досмотра, в котором все расписались. После этого всех пригласили в ОВД района

«Митино» для дачи показаний.

     По делу была проведена психофизиологическая экспертиза, и допрошенные в

судебном заседании эксперты-полиграфологи Белюшина О.В. и Кокорев Д.А. пояснили,

что результаты большого количества тестов, проведенных Гапоненко О.Р. с

использованием полиграфа, позволяют сделать однозначный вывод, указывающий на

правдивость его показаний по поводу того, что до встречи с сотрудниками милиции при

нем не находилось пистолета. При этом к своему заключению они приложили материалы,

полученные в ходе экспертизы - полиграммы и видеозапись проведения тестов, по-

которым можно оценить правильность их выводов соответствующими специалистами.

     Допрошенный в судебном заседании специалист-полиграфолог Барышев О.В.,

пояснил, что. при производстве психофизиологической экспертизы эксперты-

полиграфологи использовали методику и тесты, которые используются и их отделом в

НИИ МВД РФ при проведении подобного рода опросов. Однако, как специалист, он бы не

стал в заключении указывать на категоричность выводов, а указал бы на вероятность,

пусть даже высокой степени, поскольку так определено в ведомственных документах

МВД.

Судом исследованы документы, приобщенные к делу:

-план-задание от начальника 6-го отдела 2 ОРЧ при УУР ГУВД г. Москвы, (л.д. 3);

     -рапорт о\у Зимакова А.Б. на имя нач-ка РОВД «Митино» г. Москвы от 02.10.2002

о задержании гр-на Гапоненко О.Г. ха нарушение правил перевозки оружия,

зарегистрированный в ЖУЙ, (л.д.4);

-протокол об административном правонарушении по ч. 2 ст. 20.12 в отношении Гапоненко О.Г.

от 02.10.2002, (л.д. 5);

     -протокол личного досмотра Гапоненко О.Г. от 02.10.2002, составленный о\у ОУР

РОВД «Митино» г. Москвы, из которого следует, что в левой штанине черных брюк был

обнаружен и изъят пистолет черного цвета, номер на рукоятке Н 7046 и магазин с

патронами в количестве 5 штук, по поводу чего Гапоненко О.Г. заявил, что изъятый у него

пистолет принадлежит не ему, а был подложен во время задержания людьми, которые не

отражены в протоколе, (л.д. 6);

-протокол административного задержания Гапоненко О.Г. от 02.10.2002, (л.д. 7);

     -рапорт о\у Зимакова А.Б. на имя нач-ка РОВД «Митино» г. Москвы от 02.10.2002

о результатах исследования пистолета и необходимости направления материала в

отделение дознания РОВД по ч. 2 ст. 222 УК РФ, (л.д. 8);

     -постановление нач-ка КМ РОВД «Митино» г Москвы о направлении

административного протокола в орган дознания для принятия решения в соответствии со

ст. 144 УПК РФ, (л.д. 9);

     -рапорт о\у Зимакова А.Б. на имя нач-ка РОВД «Митино» г. Москвы от 02.10.2002

о наличии оперативной информации в отношении Гапоненко О.Г., его задержании и

изъятии у него пистолета марки «ТТ», (л.д. 10);

     -заключение баллистической экспертизы от 08.10.2002, из которой следует что

представленный на исследование пистолет ТТ (Тульский Токарева) образца 1930-1933 гг.,

калибра 7.62 мм, серии Н номер 7046, 1949 года выпуска, является боевым нарезным

короткоствольным огнестрельным оружием производства Польши, исправен и пригоден

для производства выстрелов. Пять патронов относятся к стандартным 7.62 мм патронам к

пистолету конструкции Токарева «ТТ», и являются штатными боеприпасами к пистолету

«ТТ», пистолетам-пулеметам «ППД», «ППШ», «ППС» отечественного и иностранного

производства и другому оружию калибра 7.62 мм, пригодны к стрельбе, (л.д. 27-29);

     -постановление о признании вещественным доказательством пистолета ТТ с пятью

патронами, патроны - израсходованы в процессе экспертизы, пистолет - решено

направить в УТМ и ХО ГУВД г. Москвы, (л.д. 30);

     -постановление о прекращении уголовного дела в отношении-Гапоненко О.Г. от

28.11.2002 ввиду отсутствия объективных данных, подтверждающих его вину в

совершении преступления, предусмотренного   ч. 1 ст.222 УК РФ, (л.д. 112);

     -постановление   о   приостановлении   предварительного   следствия   по   делу   от

03.12.2002  в  связи  с  неустановлением  лица, подлежащего  привлечению в качестве

обвиняемого, (л.д. 113);

     -копия  постановления  пом.  Тушинского  межрайонного  прокурора  г.  Москвы

Швеца Э.В. об отказе в возбуждении условного дела в отношении, Зимакова А.Б.- и

Сидорова А.И., (л.д. 114);

     -постановление 1-го заместителя Тушинского межрайонного прокурора г. Москвы

Злотниковой Е.А. от 10.12.2002 об отмене постановления о прекращении уголовного

преследования Гапоненко О.Г. и о возобновлении производства по уголовному –делу без

указания мотивов отмены, (л.д. 115);

     -постановление 1-го заместителя Тушинского межрайонного прокурора г. Москвы

Злотниковой    Е.А.    от    10,12.2002    об    отмене    постановления    о    

приостановлении

предварительного следствия и о возобновлении предварительного следствия с указанием

о направлении дела в суд, (л.д. 116);

     -справка о наличии у Гапоненко О.Г. разрешения на владение огнестрельным

гладкоствольным ружьем, (л.д. 132);      

     -копии документов Гапоненко О.Г. о прохождении им военной службы и

награждении орденами «Красной Звезды», (л.д. 137-139);

     -копии материалов проверки ГУСБ МВД РФ и Тушинской межрайонной

прокуратуры г. Москвы по заявлению Гапоненко О.Г. о фальсификации протокола и

административного материала об изъятии у него оружия, (л.д. 247-276);

     -заключение комиссионной психофизиологической экспертизы от 08.06.2004, из

результатов которой следует, что оружие и боеприпасы, изъятые у Гапоненко О.Г., ему не

принадлежат, изъятое у него оружие и боеприпасы он не приобретал, не хранил и не

перевозил, (л.д. 295-296).

     -вещественное доказательство: видеокассета с записью репортажа от 26.02.2004 о

действиях сотрудников ГУВД г. Москвы по «подбрасыванию» бизнесменам оружия с

целью шантажа и вымогательства доли от получаемой прибыли предприятий, дело в

отношении которых расследуется Генеральной прокуратурой РФ.

     В прениях гос. обвинитель не привел ни одного доказательства виновности

Гапоненко О.Г. в инкриминируемом ему деянии, ограничившись общей фразой о том, что

считает его вину доказанной.

     Оценивая все доказательства в их совокупности, т.е. документы, приобщенные к

материалам дела, показания свидетелей и экспертов, заключение комиссионной

психофизиологической экспертизы, суд приходит к выводу о том, что вина Гапоненко

О.Г. в инкриминируемом ему деянии, в совершении преступления, предусмотренного ч. 1

ст. 222 УК РФ, не нашла своего подтверждения в ходе судебного разбирательства.

Данный вывод основан на следующих доказательствах.

     Объективных данных, указывающих на то, что до встречи с сотрудниками милиции

Зимаковым А.Б. и Сидоровым А.И. у Гапоненко О.Г. имелся при себе пистолет, ни в ходе

предварительного, ни в ходе судебного следствия, не имеется.

     Объективные данные о нахождении оружия в одежде у Гапоненко О.Г. имеются

только с того момента, как во время потасовки между Гапоненко - с одной стороны и

Зимаковым с Сидоровым - с другой, подошли сотрудники ДПС Дуплищев и Казаков,

поскольку показания Дуплищева логичны и последовательны, суд им доверяет, т.к.

сотрудники ДПС были привлечены со строго определенной целью для выполнения строго

определенных действий, без пояснения смысла проводимой операции. Поэтому свидетель

Дуплищев является незаинтересованным лицом. Однако, он не может подтвердить то, что:

пистолет в одежде у Гапоненко О.Г. он видел до применения к последнему физической

силы  Зимаковым  и Сидоровым.

     Довод Гапоненко О.Г. том, что у него не было мотивов для хранения пистолета,

тем более в таком неудобном месте, откуда он мог в любой момент времени выпасть как

наружу, так и внутрь одежды, с риском потерять пистолет или быть замеченным

гражданами, какими-нибудь сотрудниками милиции, на улице, или другом общественном

месте, при случайном выпадении от такого способа ношения, логичен и не только не

опровергнут какими-либо доказательствами, но и подтверждается показаниями свидетеля

Дуплищева о том, что сидеть в машине при таком способе ношения пистолета (сзади за

поясом) неудобно, да и сам пистолет может в любой момент выпасть, а также

показаниями свидетелей Зимакова и Сидорова, согласившихся, что у одного пистолет на

ремешке привязан- чтобы не потерять, а другой - что неудобно ходить с пистолетом

сзади.

     Довод Гапоненко О.Г. о том, что пистолет ему был подброшен сотрудниками

милиции Зимаковым и Сидоровым для того, чтобы организовать так называемую

«крышу» для его бизнеса, о чем с ним говорили в ОВД «Митино» Зимаков, Сидоров, а

также сотрудники МУРа Осипов и Ли, для чего и был совершен подброс оружия и

дальнейший шантаж с целью получения от него согласия на покровительство над его

фирмой, логичен по сути, поскольку мотив действий этих сотрудников милиции носит

реальный характер, и подтверждается вещественным доказательством - видеокассетой с

документальной записью такой же технологии процесса подброса оружия бизнесменам с

целью организации контроля над их бизнесом со стороны сотрудников МУРа. Тем более,

что по показаниям Гапоненко О.Г., ежемесячный финансовый оборот его фирмы ООО

«Карбонит» составляет около 15 млн. руб.

     При этом кадры видеозаписи по съемке процесса «подброса» оружия являются

документальными, и сделаны самими сотрудниками УУР ГУВД г. Москвы,

фальсифицирующими уголовные дела по ч. 1 см. 222 УК РФ, которые были изъяты у них

в ходе следствия, проводимого Генеральной прокуратурой РФ.

     И, напротив, никаких мотивов для хранения пистолета гр-ном Гапоненко О.Г. ни

Зимаков, ни Сидоров, ни гос. обвинитель, указать не могут.

     Кроме того, действия сотрудников МУРа Зимакова и Сидорова, заранее тщательно

планировавших операцию в отношении Гапоненко, с привлечением сотрудников ДПС, с

инструктажем, отслеживанием заранее маршрутов его движения, и ничего не

предпринявших для подтверждения объективности своих действий по задержанию - т.е.

проведение видеосъемки задержания, которая могла бы объективно зафиксировать весь

этот процесс, суд признает умышленными, поскольку, в случае использования

видеозаписи, процесс подброса оружия был бы затруднен либо невозможен.

     О том, что действия сотрудников Зимакова и Сидорова были изначально

направлены исключительно на так называемое «обнаружение оружия» у Гапоненко О.Г.

свидетельствует тот факт, что досмотр автомашины, на которой ехал Гапоненко О.Г., не

производился и никаких попыток к этому не предпринималось. Что нелогично, т.к., по их

показаниям, они, якобы, изначально знали о причастности Гапоненко О.Г. к незаконному

обороту оружия.

     Оценивая показания свидетелей Зимакова и Сидорова о том, что они не

подбрасывали оружия гр-ну Гапоненко О.Г., суд признает их заведомо ложными,

поскольку они являются заинтересованными лицами в исходе дела, т.к. мотив их

действий, указанный гр-ном Гапоненко О.Г., т.е. шантаж привлечением к уголовной

ответственности за хранение огнестрельного оружия с целью организации контроля за его

бизнесом, обоснован и логичен. Кроме того, их показания являются не объективными, а

субъективными, т.е. зависящими от их воли.

     На мотив и заинтересованность Зимакова и Сидорова в организации шантажа в

отношении Гапоненко О.Г. указывают и первоначально составленные ими документы -

рапорта о наличии в действиях Гапоненко О.Г. только состава административного

правонарушения о нарушении правил перевозки оружия, предусмотренный ч. 2 ст. 20.12

КРФоАП (л.д. 4, 5), что давало им возможность, при согласии Гапоненко О.Г. на их

условия о контроле за его бизнесом, ограничиться административной ответственностью,

либо не привлекать даже к административной ответственности, что подтверждает довод

Гапоненко О.Г. о том, что они напрямую ставили в зависимость его согласие на контроль

за бизнесом в обмен на не привлечение его к уголовной ответственности.

     Кроме того, на отсутствие доводов прокуратуры, обосновывающих наличие в

действиях Гапоненко О.Г. состава преступления, предусмотренного ч. 1 см. 222 УК РФ.

показывает тот факт, что при вынесении постановления от 10.12.2002 об отмене

постановления о прекращении уголовного преследования Гапоненко О.Г. и о

возобновлении производства по уголовному делу (л.д. 115), мотивы данного решения не

указаны, что означает его неаргументированность, необоснованность, а значит -

незаконность. Решение прокуратуры от 10.12.2002 об отмене постановления о

приостановлении предварительного следствия и о возобновлении предварительного

следствия с указанием о направлении дела в суд (л.д. 116), также безмотивно, и указывает

на отсутствие оснований привлечения к уголовной ответственности Гапоненко О.Г.. а

само указание о направлении дела в суд, обязательное для органа предварительного

следствия, является субъективным и необоснованным.      

     Также суд учитывает и личность Гапоненко О.Г., который является кадровым

офицером-десантником в запасе, долгое время обращался с различными видами оружия, в

т.ч. при участии в боевых действиях в Афганистане, до настоящего времени имеет

официальное разрешение на владение гладкоствольным огнестрельным оружием, т.к.

является с 1974 года членом общества «Охотников и рыболовов», имеет право на

получение нарезного огнестрельного оружия согласно Федеральному Закону «Об

оружии». Поэтому суд считает несвойственным для Гапоненко О.Г. несерьезное

отношение к оружию и порядку владения им.

     Довод Гапоненко О.Г. о том, что имеющиеся у него доходы позволяют ему, при

необходимости, иметь профессиональную вооруженную охрану, поэтому смысла

незаконно носить с собой незарегистрированное огнестрельное оружие у него не имеется,

суд также считает логичным и убедительным, подтверждающим бессмысленность

ношения им незарегистрированного огнестрельного оружия.

     Таким образом, судом установлен единственно правильный и однозначный вывод о

том, что у Гапоненко О.Г. до захвата его сотрудниками милиции Зимаковым А.Б. и

Сидоровым А.И. при себе никакого оружия и боеприпасов не было.

     При таких условиях Гапоненко О.Г. подлежит оправданию ввиду непричастности

его к совершению преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст.305, 306 и 309 УПК РФ, суд

                           ПРИГОВОРИЛ:

     Гапоненко Олега Геннадьевича признать невиновным в совершении преступления,

предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ, и оправдать ввиду непричастности его к

совершению данного преступления в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

     Меру пресечения Гапоненко О.Г. до вступления приговора в законную силу

оставить без изменения - подписку о невыезде.

     Вещественное доказательство: две гильзы, хранящиеся при деле, - уничтожить;

пистолет марки «ТТ» серии Н номер 7046, 1949 года выпуска, до вступления приговора

суда в законную силу, хранить в УМТ и ХО ГУВД г. Москвы, куда его необходимо сдать,

после чего - передать в распоряжение начальника ГУВД г. Москвы для решения вопроса

о целесообразности использования данного оружия.

     Признать за Гапоненко О.Г. по вступлении приговора в законную силу право на

реабилитацию в соответствии со ст. 134 УПК РФ, разъяснив ему порядок возмещения

вреда в соответствии со ст. ст. 135 и 136, 138 УПК РФ.

     Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Мосгорсуд в течение

10 суток со дня провозглашения. В случае подачи кассационной жалобы оправданный

вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом

кассационной инстанции.

Председательствующий                                 С.М. Баукин

     

My Webpage

[b]

post-3-10997-____________________________.doc

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Ну просто красота! Такие решения позволяют сохранять веру в наличие разумного мышления у отдельных людей в мантиях. А психофизиологическая экспертиза, я так понимаю, была добровольной?

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Класс! Давно ожидал этого.  Кстати, у них приборы-полиграфы насколько помню подлежат стандартизации  и сертификации(?!).

Вот почему у нас одорологическая экспертиза(по запаху) не вводиться? Да потому что собака понюхала объект, а затем образец - и гавкнула - ентот запах или нет. А проверить то ее нельзя - вдруг она заблуждается?

Любая экспертиза должна иметь несколько методов исследования, чтобы в случае чего подтвердить исследования сделанные ранее и результат которых ставяться под сомнение. Собаку то как проверишь? Метод то один-понюхать!

А вот они хитро сделали - стандарт полиграфа ввели на основе методики - и вот вам научная основа функционирования полиграфа, разработанная кем?! да ими же самими - если не согласен - иди в Госстандарт, НИИ МВД, проверяй, доказывай, а тебе дадут ознакомиться с  методикой исследования? в НИИ МВД? а есть хотя бы практика ее применения в больнице, там или еще где? а покажите-ка результаты клинических исследований? Я уверен, методика носит диагностический характер, и прямо утверждать или опровергать факт не в силах - кстати они и сами это признают. Тогда вопрос - а зачем вообще такая экспертиза - по принципу чем больше бумаг в деле (ну это вроде как косвенное доказательство и все такое) - тем доказаннее вина человека? Так что ли?

ЗЫ:Может и собаку стоит стандартизировать?

Методика проведения любой экспертиза - одна. А вот методы проведения - ? Насколько я помню из различных конференций, семинаров, и совещаний где участвовал, когда речь заходила о полиграфе, показывали его, как действует и т.д. - всегда говорили, что в основе всех таких устройств используется один метод, незначительно видоизменяясь в каждом варианте прибора. А проверить этот метод как? Другим методом! А он есть? Я не слышал,  так ведь пока никто не заявлял об этом. Может кто слышал?

Кроме того, в данном случае, как утверждают ряд специалистов-психологов (я их лично знаю, и  их квалификация и знания вызывают у меня лишь восхищение) - любой человек с мало-мальским отклонением в психике, психическим рассторойством, стрессом(!!!) или нарушением НС а также любой физиологической травмой (а у кто у нас полностью здоровый, покажите пальцем?!) способен  ввести практически любой полиграф в заблуждение. 100 результатов - безошибочно, а вот вдруг на 101 ошибется? Так ведь судьба человека реашется все-таки!

А так - просто бюрократия! Смотрите сколько бумаг, косвенно подтверждающих вину - постановление о назначении экспертизы, акт экспертизы с приложениями(!), протокол ознакомления с актом экспертизы, протокола допроса экспертов, протокол допроса специалиста и т.д. А если еще протокола осмотра  "полиграм" и видеограм? Это же куча бумаги - а результат - может быть он, а может быть и не он это сделал. Может быть стоит задуматься о рационализации следствия?

Мое мнение  - использовать полиграф в качестве источника доказательств неприемлимо, в силу отстутсвия надлежащей научной базы его функционирования и возможности дать "однозначный", т.е. категорически положительный либо отрицательный вывод. Даже как косвенное доказательство.

В качестве оперативного мероприятия - да, возможно. Но никак по другому, тем более в суде.

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость институт полиграфа

Статья "Экспертиза. Полиграф как средство защиты"  

Психофизиологическая экспертиза с применением полиграфа – детектора лжи – в

нашей следственно-судебной практике используется сравнительно недавно. Однако

успела с самой лучшей стороны зарекомендовать себя. В том числе как средство

защиты от необоснованных обвинений.  

В июле прошлого года в качестве независимых экспертов мы участвовали в одном из

дел в Тушинском районном суде Москвы. Постановление о проведении комиссионной

психофизиологической экспертизы было вынесено судьей С. Баукиным по ходатайству

адвоката Т. Беловой. Дело в том, что еще в октябре 2002 года машину ее доверителя

– преуспевающего бизнесмена Г. – остановили под видом проверки документов

сотрудники милиции. Бизнесмена скрутили, уложили лицом на капот. Г. почувствовал,

что сзади за пояс брюк ему засовывают какой-то тяжелый металлический предмет.

Оказалось, что это пистолет “ТТ” со снаряженной обоймой.  

Естественно, почти сразу его и “обнаружили”. Однако при этом видеосъемка изъятия

оружия (по утверждению оперативных работников, заранее спланированного) не

проводилась, отпечатки пальцев с пистолета не снимались. Когда потом, в суде,

адвокат обратила внимание на очевидное неудобство избранного Г. способа ношения

пистолета, обвинению пришлось согласиться, что да, так – сзади за поясом брюк –

пистолет никто не носит, тем более управляя машиной. С другой стороны, выяснилось,

что в милиции Г. делались предложения по “крышеванию” его бизнеса. Он отказался,

вот ему и отомстили, возбудив уголовное дело по факту незаконного хранения оружия.  

Понятно, что при таких обстоятельствах особое значение приобрел вопрос о

правдивости показаний подсудимого. По предложению адвоката Г. дал согласие на

проведение психофизиологической экспертизы с применением полиграфа. Эксперты-

полиграфологи пришли к выводу о непричастности Г. к инкриминируемому деянию и о

том, что пистолет с патронами был действительно подброшен ему сотрудниками

милиции при задержании. Однако им чинили препятствия к явке в судебное заседание.

Но в конце концов правда восторжествовала. Допрошенные в ходе судебного заседания

эксперты-полиграфологи пояснили, что результаты большого количества тестов,

проведенных с использованием полиграфа, позволяют сделать однозначный вывод о

правдивости показаний подсудимого, о том, что до встречи с сотрудниками милиции

при нем не было никакого оружия. К заключению они приложили материалы,

полученные в ходе экспертизы – полиграммы и видеозапись проведения тестов, по

которым можно оценить правильность их выводов.  

Суд расценил доказательства в их совокупности: документы, приобщенные к

материалам дела, показания свидетелей и экспертов, заключение комиссионной

психофизиологической экспертизы. И пришел к выводу, что вина Г. в совершении

преступления, предусмотренного частью 1 статьи 222 УК РФ, не нашла своего

подтверждения. Г. был оправдан.  

Психофизиологическая экспертиза для невиновного человека порой является

последней возможностью доказать свою непричастность к инкриминируемому ему

преступлению. Теперь широко известно, что достоверность сведений, получаемых

опытным специалистом-полиграфологом, превышает 90 процентов, приближается к

полной. Применяемые при опросах с использованием детектора лжи методики

основаны на современных исследованиях в сфере полиграфных технологий. Наиболее

перспективным, на наш взгляд, является так называемый непрямой метод выявления

скрываемой информации, основанный на частных признаках совершенного деяния. При

использовании этого метода не задаются вопросы в обвинительной форме, что

исключает травмирование психики опрашиваемого человека.  

Подобные экспертизы бывают комплексными – психолого-психофизиологическими и

психиатрическо-психолого-психофизиологическими. Они проводятся как одним

экспертом-полиграфологом, так и комиссионно двумя, тремя и более специалистами.  

В соответствии со статьями 195—207, 269, 282, 283 УПК РФ, Федеральным законом “О

государственной судебно-экспертной деятельности в РФ”, в части разъяснения порядка

проведения экспертиз нет ограничений, касающихся их видового перечня. Значит,

следователь, прокурор, судья имеют право назначить психофизиологическую

экспертизу, не включенную в соответствующий перечень и поручить ее проведение

лицу, обладающему, по их мнению, специальными знаниями. К сведению адвокатов, в

структуре Московского государственного университета технологий и управления на

правах факультета создан Институт полиграфа. Следовательно, у защиты появился

еще один весьма эффективный инструмент правовой защиты своих доверителей.  

По мнению авторов, сегодня уже нельзя ограничивать психофизиологическую

экспертизу рамками только уголовного судопроизводства. Она может найти достойное

применение и в гражданском судопроизводстве, и в качестве экспертных исследований

в интересах физических и юридических лиц.  

Ольга БЕЛЮШИНА,  

кандидат юридических наук,  

эксперт-полиграфолог  

Алексей ЛАДЧЕНКО,  

эксперт-полиграфолог  

Статья "Экспертиза. Полиграф как средство защиты"  

опубликована в журнале «Российский адвокат» №2, 2005  

http://gra.litsa.ru/magazine.php?m=27&a=12 :contract:

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость
Ответить в этой теме...

×   Вы вставили отформатированный текст.   Удалить форматирование

  Допустимо не более 75 смайлов.

×   Ваша ссылка была автоматически заменена на медиа-контент.   Отображать как ссылку

×   Ваши публикации восстановлены.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставить изображения напрямую. Загрузите или вставьте изображения по ссылке.

Зарузка...

  • Недавно просматривали   0 пользователей

    Ни один зарегистрированный пользователь не просматривает эту страницу.

  • Upcoming Events

    No upcoming events found
  • Recent Event Reviews

×

Важная информация

Правила форума Условия использования